Жизнь без цены

Родные погибшего Саята Баймуратова до последнего надеялись, что парнишка выживет. Сестра Саята Шынар по просьбе родных отсылала письма на блоги чиновников, которые, по её мнению, смогли бы расшевелить врачей и командный состав части, в которой служил Саят. Её старания оказались напрасны – никто не смог или не захотел помочь находящемуся при смерти 20-летнему парню. Шынар Баймуратова рассказала журналистам «Мегаполиса» о всех подробностях случившегося.

Родные погибшего Саята Баймуратова до последнего надеялись, что парнишка выживет. Сестра Саята Шынар по просьбе родных отсылала письма на блоги чиновников, которые, по её мнению, смогли бы расшевелить врачей и командный состав части, в которой служил Саят. Её старания оказались напрасны – никто не смог или не захотел помочь находящемуся при смерти 20-летнему парню. Шынар Баймуратова рассказала журналистам «Мегаполиса» о всех подробностях случившегося.

По официальной версии, Саят, служивший в воинской части 12740 посёлка Сарыозек Алматинской области, попал в госпиталь части с диагнозом фурункул носа. Было это 18 июня.

– Что в этом диагнозе секретного, что нужно было болезнь брата так тщательно скрывать? – говорит Шынар. – Ведь ни 18 числа, когда Саята прооперировали, ни после того, как отправили назад в казарму, родителям ничего не сообщили. О болезни Саята они узнали случайно. Его сослуживец и друг позвонил домой, и в разговоре с мамой обронил, что Саят побывал в больнице. Женщина позвонила родным Саята, и после этого отец брата, мой дядя Самат Ахмедьянович, выехал из города Аксу, где живёт семья, в Алматы.

А дальше загадок стало ещё больше. 25 июня Саята Баймуратова вновь отвезли в госпиталь, на этот раз военно-клинический в Алматы. Прибывшему туда отцу сообщили: у Саята начался отёк мозга, гной проник во все жизненно важные органы, и никаких гарантий выздоровления врачи дать не могут. В палату к больному мужчину не пустили, пояснили, что Саят в очень тяжёлом состоянии и находится на искусственном дыхании.

27 июня сестра Саята Шынар отправила первое письмо – на блог прокурора Алматинской области Ерлика Кененбаева. «Прошу помочь разобраться, – написала она, – почему ни представители воинской части 12740, ни врачи военного госпиталя не предприняли и не предпринимают никаких попыток помочь Саяту?». На следующий же день ответ был дан: письмо зарегистрировано и направлено для рассмотрения военному прокурору Алматинского гарнизона С. Калжанову и военному прокурору Сарыозекского гарнизона А. Сысу. Тогда Саят был ещё жив, а на следующий день парня, который никогда прежде на здоровье не жаловался, не стало.

Саят умер в 12 часов ночи, но о смерти сына родителям сообщили спустя несколько часов. И даже к умершему парню отца не пустили. Пояснили, что сначала нужно провести вскрытие и установить причину смерти. «Сверхосторожные» действия врачей госпиталя заставили Самата Ахмедьяновича отправиться прямиком в военную полицию и заявить о том, что он сможет поверить только независимой судмедэкспертизе и что намерения врачей госпиталя самим провести вскрытие нужно пресечь. Следователь позвонил в госпиталь, и в руководстве клиники его заверили, что проводить вскрытие они не будут. Однако, несмотря ни на что, вскрытие было проведено, и только после этого Самат Баймуратов смог забрать тело сына.

– В части родителям Саята предложили самим отвезти тело сына на родину, в Павлодарскую область. Командир бригады пообещал даже выделить для этих целей КамАЗ, – говорит Шынар. – Дядя напомнил, что ему придётся везти вскрытое тело сына через весь Казахстан, и для этого нужен по крайней мере самолёт. После долгих колебаний руководство решилось выделить родственникам погибшего служащего специальную автотехнику.

– Мы всё это испытали на себе и никак не можем понять и принять, – говорит Шынар Баймуратова. – Что это было: равнодушие руководителей части, которые вовремя не отправили Саята на лечение, халатность врачей, не сумевших или не захотевших оказать брату своевременную помощь, или за всем этим кроется что-то ещё. На это у нас пока нет ответа. Но мы намереваемся его найти. Мы хотим узнать, отчего на самом деле умер Саят, хотим, чтобы виновные в его смерти понесли наказание.

29 июня, в день, когда Саята Баймуратова не стало, Шынар написала очередное письмо на блог министра МВД. Об этом её попросил дядя. Самат Ахмедьянович сказал: пусть они узнают обо всём, что происходит. От МВД пришёл ответ: это не входит в компетенцию министерства, письмо нужно отправить военному прокурору – туда, куда 28 июня прокурор Ерлик Кененбаев отправил письмо Шынар для рассмотрения…

Ситуацию прокомментировал полковник медицинской службы, заместитель начальника главного военно-медицинского управления Вооружённых сил Анатолий Чучуев:

– По заболеванию рядового срочной службы Саята Баймуратова я могу пояснить следующее: когда он поступил в военно-клинический госпиталь города Алматы, состояние было тяжёлое. Это было обусловлено развитием острого гнойного воспалительного процесса в области носогубного треугольника. Воспалительное заболевание носогубного треугольника, осложнённое тромбозом кровеносного синуса, протекало молниеносно в связи с тем, что инфекция попала в головной мозг, что привело к неизбежному летальному исходу. Как правило, прогноз при данном заболевании неблагоприятный. Несмотря на проводимое лечение смертность может достигать 82%.

30 июня была проведена независимая медицинская экспертиза комиссией судебно-медицинских экспертов алматинского филиала центра медицинских экспертиз Минздрава и вынесен предварительный судебно-медицинский диагноз: «карбункул носа, осложнённый сепсисом». В настоящее время расхождений окончательного клинического и предварительного судебно-медицинского диагнозов нет. Действия врачей военного лазарета Сарыозека и военно-клинического госпиталя Алматы были правильными. Принятые меры и решение о переводе больного из Сарыозека в специализированное медицинское учреждение – своевременны. Лечение проводилось в полном объёме. Диагноз был установлен правильно, что было доказано дополнительными диагностическими исследованиями. В том числе проведена компьютерная томография головного мозга, флюорографические исследования придаточных пазух носа, органов брюшной полости и т.д.

Отец был допущен к больному. Кроме того, ранее он высказывался, что у сына ещё до армии были такие воспалительные процессы, как фурункулы. Это привело к необъективной оценке при проведении врачебной комиссии, так как были даны неполные данные по ранней заболеваемости призывника в детском и подростковом возрасте.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем
Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter