Мне 39 лет, я действующий офицер, начальник департамента боевой подготовки Министерства обороны, полковник. Хочу заметить – не отставник и не пенсионер. У нас почему-то только эта категория списанных в запас офицеров и генералов склонна открыто высказываться на страницах «Мегаполиса» довольно откровенно. Находящиеся в строю по ряду причин боятся это делать. То ли страх перед начальством, то ли чувство самосохранения, то ли недостаток знаний и уверенности в себе останавливают офицеров от высказывания своего личного мнения по насущным армейским проблемам. Но ведь они, эти проблемы, существуют! И решать их необходимо не когда-нибудь, завтра-послезавтра, а сейчас, сегодня. Промедление смерти подобно…

О гордости и долге

Да, я горд тем, что закончил Московское военно-командное училище еще при Союзе Советских Социалистических Республик. Получил нормальное базовое образование, которое заметно отличается от нынешнего. Образование, полученное курсантами военных училищ в то время, на мой взгляд, было солиднее, фундаментальнее, мощнее. Сейчас не тот коленкор. И лейтенант пошел совсем другой. Быт и комфорт у нынешнего поколения офицеров на первом месте, боевая подготовка – на десятом. Если раньше выражение «самоотверженное служение Родине» воспринималось как должное, то сейчас это, к великому сожалению, для нашей армейской молодежи – пустой звук, насмешка, издевательство. У командиров на уме не полигон и стрельбище, а шикарная квартира, достойная зарплата, машина под задницей и нормированный рабочий день с 9 до 18, с перерывом на обед и перекурами. Чуть что не по нраву – офицер кладет на стол рапорт об увольнении или мчится с иском в суд. А как же выдержка офицерская и честь? Где они?! Я согласен, времена нынче не те: тотальная коммерциализация кругом, толстосумы наглеют, сынков своих от армии отмазывают, деньгами сорят, с жиру бесятся. Молодежь научилась сравнивать и выбирать, где лучше и глубже, а не там, где надо и необходимо. Но ведь патриотизм в нашей стране еще никто не отменял. Мне часто приходится бывать в войсках. Замечаю: нет у офицеров блеска в глазах и землю копытом рыть за родину мало кто сейчас готов. Выправки, жилки военной, стержня стального тоже мало в нынешнем поколении защитников. Капитаны и майоры, не говоря о полковниках, животы отпустили как беременные тараканы, на турнике подтянуться не могут, за себя в подворотне постоять у них сил нет, хулиганов усмирить боятся, врага сокрушить – подавно кишка тонка… От жизни походной отвыкли, нытиками стали. Если раньше я, зеленый командир взвода, точно знал, что ротным стану не ранее, чем через три-четыре года, комбатом – через пять-шесть, начальником штаба или комполка – чуть ли не под занавес службы, то сейчас выпускники военных институтов в начальники метят сразу, как только переступят за порог части. Чуть ли не требуют «без обкатки сразу в дамки»! Ванькой-взводным стыдятся ходить, опыта по крупице набираться им лень, самоподготовкой заниматься и совершенствованием своих знаний тоже в тягость. В генералы рвутся, пороху и портянок не понюхав. Не хочу оскорбить тех офицеров, кто не относится к подобному большинству, а делает свое дело честно и по совести. Таковых пока в армии не много, но они все же есть. И это вселяет надежду.

О мате и командирском тяжелом слоге

Я категорически против хамства в любом его проявлении. Но хамство в нашей армии имеет место быть и его можно отнести к одному из атрибутов единоначалия. Если зреть в корень, то единоначалие – есть не что иное, как узаконенное право на самодурство. Полковник, испытавший унижение от генерала и остро переживший попрание своего человеческого достоинства, способен тут же унизить майора, капитана, старлея, сержанта или солдата, даже не задумываясь над тем, что и у тех есть чувство достоинства. Хамство в армии – не болезнь, а родимое пятно, которое видят все, но удалить оперативным путем не может никто. Никогда не забуду моего комбата, который учил нас, курсантов МВОКУ, железным жизненным правилам: «Не закручивайте гайки слишком быстро, не то резьбу сорвете». По его убеждению, если командир матерится и кричит без меры, строжится, то никогда не добьется от подчиненных того, чего ему очень хочется. «Крик – расписка в бессилии, мат – в несостоятельности». За всю свою армейскую карьеру я не оскорбил и не унизил ни одного человека. И этим горжусь. Кроме того, точно знаю, что дисциплинарная практика, в которой есть только взыскания – это улица с односторонним движением, по которой с противоположного конца без предупреждения пускают танк…

О полковниках, боящихся собственной тени

Я, как общевойсковой пехотный офицер, уверен, только общевойсковик способен принимать верные решения и впоследствии нести за них ответственность. Естественно, прежде чем его принять, надо хорошенько подумать. Затем доложить старшему начальнику, убедить его, что оно (решение) и есть единственно правильное. И его надо принимать смело, решительно, не моргнув глазом. К сожалению, в наших департаментах многие полковники боятся собственной тени, не говоря о капитанах и майорах. Может, потому, что мыслят узко? Кстати, узкие специалисты, к примеру, ПВОшники и связисты, кроме своих ракет, самолетов и станций, убедился, не знают ничего, но в большие начальники все равно рвутся как оголтелые. Получается, как в той поговорке: «Каждый суслик в поле агроном». А когда речь заходит об ответственности, кивают на того, кто «рядом был и по должности должен отвечать за происходящее». Негоже перекладывать ответственность со своих плеч на чужие. Не по-командирски…

О боевой подготовке и процентном содержании

Рад и горжусь тем, что интенсивность боевой подготовки в Сухопутных войсках возросла на 56 %. Проведено: 75 батальонных тактических учений; 246 ротных тактических учений; 805 боевых стрельб взводов; 1736 боевых стрельб отделений; 20 дивизионных тактических учений. За учебный год проведено 8927 практических стрельб из различного оружия и военной техники, что на 44% больше, чем в 2007 году. Растем! В этом году 76 танковых экипажей в/ч № 10810 впервые выполнили упражнения стрельб управляемым снарядом 3УБК14. Проведено 1963 практических занятия по вождению, что на 28% больше, чем в 2007 году. Проведены 100 и 200 – километровые марши с танковыми подразделениями соединений, целью которых были закрепление и совершенствование практических навыков экипажей по вождению машин в различных сложных условиях днем и ночью и при решении задач современного боя. В Аэромобильных войсках в этом году выполнено 3888 парашютных прыжков, что на 65% (!) больше, чем было в прошлом. Это ли не показатель того темпа, который задан войскам сегодня. Ныть и стонать настоящим офицерам некогда. Работать надо. А тем, кто забывает об этом, особенно из числа молодежи в погонах, хотел бы напомнить, чтобы дошагать до своего маршальского жезла, мало только пуд соли съесть, надо еще и семь потов пролить. И не одну вершину одолеть.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter