23 февраля 2013 года исполняется 50 лет со дня рождения выпускника Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища имени Маршала Советского Союза И.С. Конева 1984 года выпуска Героя Советского Союза (посмертно) лейтенанта Андрея Шахворостова.

Он прожил короткую, но яркую жизнь, промелькнул, как звезда на небосклоне, оставил о себе добрую память и светлые воспоминания в сердцах тех, с кем ему довелось жить, учиться, служить и защищать Родину.

ВЕРНОСТЬ МЕЧТЕ

Андрей Евгеньевич Шахворостов родился 23 февраля 1963 года в Талды-Кургане в многодетной рабочей семье Евгения Ивановича и Зинаиды Клементьевны Шахворостовых.

Андрей рос простым обычным пареньком. В ранние школьные годы ничем не выделялся среди сверстников: ни внешностью, ни манерами. Помогал родителям растить младших детей, много и увлечённо читал. С детства у Андрея была мечта стать профессиональным военным, которая с годами только укрепилась. Примеры для себя он черпал из книг и фильмов о войне, рассказов ветеранов Великой Отечественной, родственников и старшего брата Евгения – суворовца, а затем курсанта Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища (АВОКУ). Он очень гордился тем, что родился 23 февраля, в день рождения Советской армии и Военно-морского флота.

Школьные педагоги и одноклассники вспоминали, что уже в седьмом-восьмом классах Андрея отличали от сверстников невероятное трудолюбие, упорство в учёбе и достижении поставленной цели – стать офицером, причём офицером высокообразованным, закалённым, бесстрашным, соответствующим его юношескому идеалу. Именно поэтому после окончания в 1978 году восьми классов средней школы Андрей без каких бы то ни было колебаний сделал свой первый самостоятельный шаг к реализации мечты – поехал поступать в Калининское суворовское военное училище, которое в том же году успешно закончил старший брат Евгений.

Однако попытка поступления в СВУ не увенчалась успехом: по результатам сдачи вступительных экзаменов Андрей не смог набрать для поступления нужного количества баллов. Неудачная попытка не обескуражила юношу, стала для него серьёзным уроком и только закалила характер.

Между тем военно-политическая обстановка в мире в тот период была крайне сложной и противоречивой. Продолжалось противостояние двух идеологий, двух политических и экономических систем, двух супердержав – США и СССР. Особенно усилилась международная напряжённость в связи с вводом Советским Союзом в Афганистан ограниченного контингента своих войск.

…С аттестатом об окончании средней школы и огромным желанием учиться в начале июля 1980 года Андрей приезжает в стены АВОКУ, успешно сдаёт конкурсные вступительные экзамены, зачисляется на первый курс и становится курсантом. Учиться определили в 4-й взвод 7-й роты 4-го батальона курсантов.

Он поражает командиров своей неиссякаемой энергией, которую постоянно нужно было куда-то направлять: это увлечения спортом и фотографией, военной историей и литературой, иностранным языком и основами этикета. Андрею тесно в рамках роты, училища, в рамках программы курса обучения. Уже на третьем курсе он знает значительно больше положенного. В полевой сумке он всегда носит какую-нибудь сверхпрограммную книгу и в свободную минуту изучает её. Характерно, что Андрей не бездумно накапливает знания. Он прекрасно понимает, что от его знаний, умений и практических навыков будет зависеть не только исход схватки с противником, но и жизни людей. А что придётся вступить в бой, Андрей понимает уже на третьем курсе, так как именно в это время он твёрдо решает после окончания училища ехать служить в Афганистан.

Это понимание укрепилось после войсковой стажировки в Ошской горной бригаде Среднеазиатского военного округа в должности командира мотострелкового взвода, когда курсанту Шахворостову довелось, что называется, «прочувствовать» все прелести военной службы.

Большую роль в формировании будущего офицера сыграли командиры и преподаватели училища, в первую очередь – командир взвода капитан Плачковский Виктор Владимирович, командир роты капитан Серегин Николай Григорьевич, командир батальона полковник Чепиль Василий Иванович, старший преподаватель кафедры тактики полковник Гейгер Владимир Николаевич, старший преподаватель кафедры огневой подготовки полковник Белоусов Алексей Васильевич, начальник училища генерал-майор Некрасов Анатолий Иванович.

19 июля 1984 года, на торжественном построении по случаю окончания училища, Андрей, в числе четырёх лучших выпускников, получает золотую медаль, диплом с отличием и долгожданные офицерские погоны. Как он и решил, его направили для прохождения дальнейшей службы в одну из воинских частей Краснознамённого Туркестанского военного округа – своеобразный пересылочный пункт, из которого в ноябре уезжает «за речку» – в Афганистан, навстречу судьбе, в бессмертие…

ПАНДЖШЕРСКОЕ ПЕКЛО

Шел пятый год афганской вой­ны. Ограниченный контингент советских войск в Афганистане вёл активные широкомасштабные боевые действия. Ветераны вспоминали: «К началу 1984 года командование 40-й общевойсковой армии осознало крайнюю необходимость постоянного военного присутствия наших войск в 115-километровом Панджшерском ущелье, являвшемся главной транспортной артерией для бандформирований Ахмад Шаха, прозванного Масудом, что значит «счастливый». По этому ущелью Масуд вьючными караванами из Пакистана получал помощь вооружением, боеприпасами, амуницией, людскими резервами, медикаментами и многим другим.

Масуду, действительно, всегда везло. Видимо, инженерное образование и боевая подготовка в лагерях мусульманских стран помогли Ахмад Шаху грамотно укрепить ущелье «Пяти Львов» (так переводится с фарси Панджшер). В скалах были оборудованы позиции для огневых средств и групп мятежников, создана многоярусная оборона с искусно организованной системой огня.

Денег ему хватало. В ущелье велись разработки богатейших месторождений изумрудов, лазурита, других драгоценных камней и металлов. Ежегодно исламская оппозиция поставляла в Пакистан только изумрудов более чем на 5 миллионов долларов.

Панджшерские операции, проведённые к тому времени против формирований Ахмад Шах Масуда показали, что для частичного контроля Панджшерского ущелья необходима передислокация в него крупной воинской части. Такой воинской частью стал сформированный в марте 1984 года в г. Термезе 682-й мотострелковый полк 108-й мотострелковой дивизии, позже передислоцированный командованием 40-й общевойсковой армии из г. Баграма на небольшое горное плато, окружённое со всех сторон горами, расположенное на месте заброшенного кишлака Руха. В задачу полка входило сковывание сил противника и его недопущение к трассе Кабул – Хайратон».

В этот полк (в/ч полевая почта 86997, н.п. Руха, провинция Парван) в ноябре 1984 года и прибыл служить лейтенант Андрей Шахворостов. Сначала служил в должности командира мотострелкового взвода, затем, через несколько месяцев – в должности заместителя командира третьей мотострелковой роты.

Чтобы лучше понять обстановку того времени, окружающую молодого лейтенанта в период его службы в полку, необходимо знать, что на протяжении всего периода времени, после передислокации, он оказался в очень тяжёлом тактическом положении. Фактически полк жил в каменном мешке и условия его существования были крайне суровыми. Передвигаться, не рискуя жизнью, можно было только в окопах, разветвленная сеть которых охватывала весь населённый пункт. Издали виднелся лишь покинутый кишлак, и никакого движения. Ежедневно с шести часов вечера по московскому времени, когда спадала жара, моджахеды начинали обстрел полка, напоминая о том, кто в доме хозяин. Поэтому жизнь в окопах для советских парней стала привычной. Несмотря на то, что полк находился у врага, как на ладони, завладеть кишлаком моджахеды никак не могли.

Для того, чтобы обезопасить себя от обстрела противника, практически более 60 процентов подразделений полка были рассредоточены сторожевыми заставами и выносными постами в радиусе двух-трёх километров от штаба полка. На одном из таких сторожевых постов выполнял боевую задачу со своим личным составом и Андрей. Казармы для личного состава полка, а также все его объекты (штаб, столовые, клуб, лазарет, мастерские, склады и т.д.) представляли собой низкие укреплённые постройки, наподобие землянок и блиндажей. Полк в буквальном смысле этого слова «был вкопан в землю». Фактически в тёмное время суток 682-й мотострелковый полк каждый раз оказывался на осадном положении. Огневые контакты с противником на сторожевых постах происходили ежедневно. Также часто происходили обстрелы территории полка реактивными и миномётными снарядами. В сущности, периметр военного городка полка являлся передовой линией обороны.

Потери полка в создавшейся ситуации станут самыми масштабными среди полков и бригад ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

Бывший командир разведывательной роты, Герой Советского Союза капитан Валерий Иванович Гринчак вспоминал: «…Только за несколько месяцев 1984 года наш 682-й полк потерял 295 человек убитыми и более 500 человек ранеными… Почёт и уважение всем, кто прошёл через этот ад. Светлая память погибшим!…».

«В связи с особо тяжёлыми условиями снабжения гарнизона в Рухе, который фактически находился на блокадном положении, и высокими людскими потерями из-за постоянных огневых контактов с душманами эти подразделения были с боями выведены в феврале 1988 года.

…Полк выполнил боевую задачу командования. За время его нахождения в Панджшерском ущелье большое количество формирований Ахмад Шах Масуда действительно оказалось сковано мотострелками, полностью перекрывшими сквозной проход через ущелье. Причём всё это время бандформирования существенно преобладали по численности над личным составом 682-го мотострелкового полка. Если к началу ввода полка у Ахмад Шах Масуда было около трёх с половиной тысяч бойцов, то к 1988 году их количество достигло тринадцати тысяч».

ПУТЬ В БЕССМЕРТИЕ

В ноябре 1985 года прошел год пребывания лейтенанта Шахворостова в Афганистане.

Из воспоминаний выпускника училища 1983 года лейтенанта Александра Викторовича Неутратова, служившего с Андреем командиром мотострелкового взвода: «…Открытый, честный, внимательный к людям, умный и эрудированный, он прямо-таки притягивал к себе офицеров и солдат. Ну а что касается службы – продолжал оставаться отличником. Понастроил новых траншей, окопов. В защищённом месте оборудовал спортплощадку. Короче, на своём месте был командир. Домой жене Татьяне писал почти ежедневно. И ждал отпуска. С нетерпением. Сами знаете, как это бывает, когда отпуск на носу. Тем более что дочке Юле уже пять месяцев, а видел её только на фотографиях...».

 А сколько положительных эмоций испытал молодой офицер после беседы с начальником училища генерал-лейтенантом Анатолием Ивановичем Некрасовым, приехавшим в Афганистан с группой преподавателей училища для встреч с выпускниками, участвующими в боевых действиях, и их командирами. В завершение разговора Андрей попросил генерала, если это возможно, передать письмо супруге Татьяне. Просьбу Андрея Анатолий Иванович выполнил, письмо супруге привёз и отдал лично, рассказав о встрече с Андреем и своих впечатлениях.

…Однако до встречи с родными лейтенант Шахворостов не дожил.

Из воспоминаний ветеранов боевых действий в Афганистане, участников событий 14 декабря 1985 года: «Чуть ли не каждую ночь моджахеды предпринимали попытки проскользнуть между постами… Но бой 14 декабря 1985 года был особенно яростным. Батальон, где служил лейтенант Шахворостов, внезапно бросили на помощь полку афганских вооружённых сил, оказавшемуся в кольце. Огонь не прекращался ни на минуту. К командному пункту роты старшего лейтенанта Арутюнова, который прикрывала группа лейтенанта Шахворостова, бандитам удалось подобраться почти вплотную. Снарядов они не жалели, рассчитывая, что никто и голову поднять не сможет. Но лейтенант Шахворостов дело своё знал хорошо. Он умело руководил огнём, постоянно подбадривал подчинённых, успевая подползти к раненым. Перелом в бою он почувствовал вовремя. Выскочил на бруствер, отдал приказ о контратаке, но успешного его выполнения уже не увидел...».

Вот выписка из наградного листа лейтенанта Шахворостова Андрея Евгеньевича: «Службу на территории Афганистана проходил с ноября 1984 года. За это время зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны. Всесторонне развитый, трудолюбивый и честный офицер. К выполнению своих обязанностей относился в высшей степени добросовестно. Принимал активное участие в боевых операциях по уничтожению бандформирований мятежников, где проявил мужество и отвагу, стойкость и героизм.

14 декабря 1985 года в районе ущелья Пизгаран место дислокации роты было обстреляно мятежниками из миномётов и безоткатных орудий, после чего противник перешёл в наступление. При обстреле среди личного состава роты наблюдались растерянность и замешательство. Лейтенант Шахворостов своими решительными действиями восстановил порядок и приказал занять круговую оборону. Огнём из пулемёта он остановил наступающую цепь мятежников. При перестрелке лейтенант получил ранение, но продолжал руководить боем, а когда кончились патроны, отбивался гранатами. В критический момент поднялся в атаку, увлекая за собой подчиненных. Противник был отброшен, но в ходе атаки лейтенант Шахворостов погиб. Своим мужественным и героическим подвигом лейтенант Шахворостов спас подразделение от уничтожения, воодушевил личный состав на достижение победы».

За мужество и личный героизм, проявленные при выполнении боевого задания, Указом Президиума Верховного Совета СССР № 5244-XI от 31 июля 1986 года лейтенанту Шахворостову Андрею Евгеньевичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

БОЙ В УЩЕЛЬЕ

Из воспоминаний ветерана афганской войны Андрея Моисеева:

«…Подразделения Рухинского полка с боем захватили Пизгаранское ущелье и развернулись для отражения возможных атак со стороны формирований Ахмад Шах Масуда. Вокруг, на всех господствующих высотах, были выставлены посты для предотвращения обстрелов со стороны гор. Связь была устойчивой. Все своевременно доложили о готовности к взаимодействию. И только с одного поста, практически сразу после высадки туда личного состава вертолётом, поступило сообщение, которое означало следующее: «Мы здесь не одни».

По каким-то причинам авиация и артиллерия не могли без корректировки помочь огнём посту. А старший группы лейтенант Андрей Шахворостов передавал всё более тревожные вести. Смысл их сводился к тому, что «бородатые» накапливают силы для атаки. И намерения их, судя по тому, как гордый Ахмад обошёлся с теми, кто допустил нас на свою территорию (а он их просто расстрелял, трупы их видели замыкающие в нашей колонне), были очень серьёзными. Что-то не досмотрели военные топографы на карте Афганистана образца 1945 года в разделе «Панджшерское ущелье». Тайные тропы и небольшая разность в высотах местности позволили «духам» попытаться уничтожить выгодно расположенный пост.

 В штабе это отлично понимали. При внимательном рассмотрении карты местности было выявлено, что рядом, в трёхстах метрах, находится высотка, на которую можно было забраться незамеченными за два-три часа и оказать посту реальную помощь огнём и наведением артиллерии.

 Возглавил группу сам начальник разведки. В состав группы вошёл и артнаводчик. Вооружили личный состав «Утесом» и АГС. Как только они начали подъём, раздались звуки боя. Спутать их с чем-то другим нам с вами, всем, кто был там, просто невозможно.

Противник превосходил численность поста в пять раз. И к нему подтягивались новые силы. Но не только преимущества рельефа местности помогали нашим мотопехотинцам в горах отражать атаки. И опыт тут ни при чём. А вот моральный дух в то время был действительно высоким. Сейчас это признают даже сами душманы.

 О ходе боя можно судить по записи переговоров. Смертельно раненый лейтенант постоянно поддерживал своих солдат тем, что помощь близка. К тому времени, когда «группа поддержки» достигла цели, бой перешел в стадию рукопашной схватки. Прибывшие развернули АГС и начали сверху посыпать противника гранатами. Артнаводчик очень удачно навёл огонь, и три ствола полковых «самоходок» стали «работать» по целям, взяв заодно под контроль тайные тропы.

… Потери поста составили три человека «двухсотыми», включая лейтенанта Шахворостова, и восемь человек (все остальные) «трёхсотыми». Эти сухие цифры могли бы быть сильно «размоченными». Но боевая обстановка потребовала в жертву лучших. Я знал Андрея. Нормальный мужик. Герой Советского Союза. Посмертно...

P.S. Пуля выбила глаз лейтенанту и разворотила височную кость... Так и встретил подмогу смертельно раненый, но живой лейтенант Андрей Шахворостов. Скончался уже на руках медиков...».

Пизгаранский крест

Из воспоминаний ветерана афганской войны Леонида Григорьевича Москаленко: «…А начиналось всё с макета на местности, с большой песочницы. А именно – с Панджшерского ущелья. Военные топографы отрабатывали свой хлеб...

Сразу после обеда всех командиров и начальников вызвали в штаб. Командир полка поставил задачу, а начальник штаба зачитал приказ.

Панджшерское ущелье пересекает Пизгаранское ущелье, образуя тем самым Пизгаранский крест. Контролировал всю горную систему Гиндукуш Ахмад Шах Масуд.

Перед полком стояла задача преодолеть за три дня 56 километров и захватить этот самый «крест», т.е. установить над ним полный контроль.

Параллельно с нами должны были выдвигаться и войска «царандоя», но они даже не двинулись с места. А когда мы уходили вверх по ущелью, то отдавали нам честь, как бы прощаясь навсегда.

Первый танк наехал на радиоуправляемый фугас. Башня, несколько секунд покувыркавшись в воздухе, упала в реку. Погиб механик-водитель рядовой Смирнов. Всю ночь внутри танка продолжал рваться боезапас. Стало ясно, что вся дорога заминирована. Командир принял решение отправить всю колёсную технику назад, в Руху. Нашли пологий спуск в реку Панджшер и пошли вверх по галечному руслу... «Духи» этого не ожидали: в реку же мину не заложишь...

Мы преодолевали позиции противника, ведя огонь из полковых самоходных артиллерийских установок. Вниз по реке плыли трупы расстрелянных моджахедов, которые пропустили нас в свою зону ответственности. Ахмад Шах не терпел оправданий и отговорок при невыполнении приказов...

Несмотря на упорное сопротивление, мы к концу третьих суток захватили «крест» и установили по горам посты. …И только в одном месте мы не учли особенностей местности: один из постов, находившийся прямо над нами, можно было атаковать и захватить. Противник этим и воспользовался…

Война не оставляет места для переживаний. Как выяснилось впоследствии, вся эта затея с операцией была вызвана тем, что «духи» сбили штурмовик и лётчик попал в плен. Самолет был секретный, а летчик – сильно осведомлённый. Чтобы вернуть его назад, решено было перекрыть главный путь поступления наркотиков, оружия, рабов, денег и т.д.

Целый месяц мы стояли на «кресте» под обстрелом миномётов и снайперов. Много раз выдвигались отдельными группами для зачистки, как сейчас говорят, «объектов». Несколько раз подвергались попыткам выбить нас с «креста», но всякий раз мы пресекали эти попытки жесточайшим образом и с земли и с воздуха.

Ахмад Шах пытался создать перевес в живой силе. Но в техническом отношении он был далёк от этого. За всю операцию мы потеряли убитыми тридцать шесть человек, ранеными – до ста пятидесяти. Все это было в декабре 1985 года…».

От награды отказываюсь

Через много лет после окончания афганской войны бывший офицер особого отдела штаба 682-го мотострелкового полка Юрий Алексеевич Карабо рассказывал о событиях 14 декабря 1985 года: «…Андрей, действительно, погиб геройски, ценой своей жизни спас многих солдат. Но на представлении к званию Героя Союза в «высших кругах» расписались жирным красным карандашом: «Наградить посмертно орденом Красного Знамени», поскольку для Звезды Героя он «мало прослужил в Афганистане». Такая вот штабная бюрократия. Подвиг, получается, не в счёт, главное для бюрократов – срок службы. В общем, построил нас командир полка подполковник Николай Васильевич Петров, показал нам эту бумагу и сообщил, что он от своей награды, к которой его тогда представили, отказывается. Тогда все офицеры полка, в том числе и я, отозвали рапорты на наградные листы за боевой выход на так называемый Пизгаранский крест в Панджшере к Ахмад Шаху Масуду. Случился грандиозный скандал. Наверху это поняли, и Андрею всё-таки было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. А нас, офицеров полка, подавших рапорты, ни орденами, ни медалями не наградили никого… Командир полка подполковник Николай Васильевич Петров, боевой офицер и бесконечно уважаемый нами человек, уехал из Афгана без единой награды».

НАША ДОБРАЯ ПАМЯТЬ

Накануне дня памяти – 50-летнего юбилея со дня рождения Героя Советского Союза (посмертно) лейтенанта Андрея Шахворостова, мы вспоминаем годы совместной учёбы с ним в стенах славного училища, вспоминаем Андрея, каким он был, чтим память о нём, нашем однокашнике, простом, честном парне, до конца выполнившем свой воинский долг, оставшемся верным воинской присяге и Родине. В ожесточённых боях афганской войны он проявил беспримерную стойкость и мужество, несгибаемый боевой дух и храбрость, ценою собственной жизни спас подразделение от уничтожения.

Подвиг лейтенанта Андрея Шахворостова, героев и простых солдат афганской войны неподвластен времени, он остаётся в наших сердцах. И поэтому мы всегда будем помнить павших сынов Родины, равняться на них и воздавать им дань уважения.

Низкий поклон им и наша добрая память!

Статья подготовлена выпускником

училища 1984 года полковником БЕЛОЗУБОВЫМ В.В.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter