Во время ночных стрельб на учебном полигоне курсант выстрелил из автоматической 30-мм пушки БМП-2 вместо мишени по соседнему экипажу. Канат Каиргали, получив ранение в голову, скончался на месте. Другого члена экипажа – Мухтара Алтынбекова с контузией и тяжелым осколочным ранением в голову доставили в военно-клинический госпиталь.

Официальной версии произошедшего пока нет. Никто из нынешнего состава руководства военного института не решился прокомментировать ситуацию, ссылаясь на тайну следствия и то, что комиссия МО РК уже работает, а следователи ВСУ ведут перекрестные допросы преподавателей и курсантов института.

– Офицеров кафедры огневой подготовки, которые проводили ночные стрельбы, сразу же изолировали от нас и опрашивают в ВСУ. Я с ними еще не виделся и не знаю деталей. Никакой официальной информации дать вам не могу и не надо меня пытать, – только и сказал по телефону начальник ВИСВ генерал-майор Сабит Кудайбергенов.

Его заместитель по воспитательной и социально-правовой работе полковник Джоолучу Джанаев тоже не захотел открыто высказывать свое мнение, но подтвердил, что происшествие «действительно случилось 25 мая, в понедельник примерно в 22 часа 30 минут».

– Курсанты выполняли первое УКС (упражнение контрольных стрельб. – Авт.) из БМП-2. Готовились к сдаче государственных экзаменов. Руководили стрельбой подполковник Ташков и старший преподаватель кафедры огневой подготовки полковник Харитонов, – говорит по телефону заместитель начальника института по воспитательной работе Джоолучу Джанаев. – К исходному рубежу вышли три экипажа. Курсант Тойлыбаев на месте наводчика-оператора второго экипажа выстрелил с опозданием и попал в башню БМП первого экипажа. Погибшего курсанта зовут Каиргали Канат. Вчера мы организовали прощание с ним на территории института, а сегодня в 4 часа утра отправили тело в Курчум. Мать его одна воспитывала. Хороший был курсант, в художественной самодеятельности участвовал, пел очень хорошо. Жалко парня. Сопровождает его на родину полковник Эрзин.

Вот и весь разговор. Но как же так получилось, что один экипаж боевой машины пехоты расстрелял из автоматической пушки другой?! Неужто права пословица «у семи нянек дитя без глазу»? Там же были офицеры, которые должны были добиться выполнения мер безопасности на рубеже открытия огня абсолютно всеми. И предусмотреть, и не допустить, и исключить всякий риск. Как же им теперь всем в глаза родителей-то смотреть?! И что говорить над гробом парня, который всю сознательную жизнь мечтал стать офицером и родину от врагов защищать, но не дожил до выпуска? Погиб в мирное время. Кто виновен? С кого теперь спрашивать?

Человеческий фактор

Снаряд пробил башню соседней машины. В результате курсант 4 курса 7 роты Канат Каиргали получил ранение в голову, «не совместимое с жизнью». Военно-следственным управлением МВД возбуждено уголовное дело. Курсанты 7 роты выпускного курса в шоке. Кто бы мог подумать, что такое вообще могло произойти всего за несколько дней до выпуска с весельчаком и душой компании, заводилой и участником художественной самодеятельности института Канатом Каиргали?! Он один у матери из мужчин. Она одна воспитывала и тянула сына как могла, работала на трех работах, сил не щадила, только чтобы дети ни в чем не нуждались. Когда Канат успешно сдал экзамены и поступил в военное училище, радости матери не было предела: «Наконец-то исполнилась мечта моего сына и он стал военным! Выучится – человеком станет»…

– Я очень хорошо знал этого курсанта, еще будучи начальником института, – говорит командующий РгК «Юг» генерал-майор Алихан Джарбулов. – Канат классно пел, хорошо учился. Был очень активным и добросовестным курсантом. Очень жаль парня. Не уберегли. Сейчас я не могу сказать в деталях, что там произошло на самом деле. Ведется следствие, работает комиссия МО РК.

Подобный случай в АВОКУ уже был несколько лет назад. Тогда тоже курсант потерял ориентир и во время проведения ночных стрельб выстрелил из пушки не по мишени, а по соседней боевой машине. Курсант от ранения в голову погиб на месте. Были и другие раненые.

– Мы проверили всю документацию и подняли все списки по мерам безопасности, – комментирует председатель комиссии МО РК полковник Геннадий Лукашенко. – К боевым документам претензий нет. Теоретически все было организовано правильно.

– Геннадий Александрович, почему же тогда курсант выстрелил из пушки по своим?

– К сожалению, сыграл человеческий фактор. Наводчик-оператор второго экипажа принял габаритные огни соседней БМП за подсветку мишени и произвел выстрел.

– Господин полковник, у танкистов есть золотое правило «Не вижу – не еду». Почему пехота не введет жесткие правила: «Не вижу, куда стреляю – не стреляю»? Почему руководитель стрельб не обращал внимания на башенные фонари БМП, которые должны точно указывать, куда на самом деле «смотрит» пушка: в мишенное поле или развернута в опасном направлении? Почему не остановил стрельбу? Так и по «вышке» мог курсант шмальнуть, и по другим объектам, где находились люди, если он вел огонь практически вслепую. Спрашивается, куда спешил-то он?

– На все эти вопросы и должно ответить следствие. Я не уполномочен давать ответы и домысливать, что да почему… Мое дело – убедиться в том, как была документально организована подготовка к стрельбам. Пока проблем не вижу. Все оформлено согласно руководящим приказам и наставлениям. Радиосвязь экипажей БМП с «вышкой», то есть с руководителем стрельб, тоже была отличная. Я лично в этом убедился…

После этих слов телефонная связь с председателем комиссии МО РК почему-то прервалась. Скорее всего, опять сработал «человеческий фактор».

Реакция последовала незамедлительно

Министру обороны Даниалу Ахметову доложили о происшествии в Военном институте Сухопутных войск той же ночью. Он поручил «провести тщательное расследование и жестко наказать виновных». Теперь все ждут, кого же из провинившихся должностных лиц заместители министра обороны назначат «крайними». Из разговора с офицерами Генштаба стало ясно, что военные институты по подчиненности целиком относятся не к департаменту боевой подготовки и службы войск, а к департаменту военного образования и науки. Как сказал один из действующих генералов: «Военный институт Сухопутных войск – это вотчина заместителя министра обороны генерал-лейтенанта Булата Джанасаева. Он там бог и царь. На нем там все замыкается, и он лично несет персональную ответственность за все, связанное с учебно-боевым процессом. Именно ему, генерал-лейтенанту Джанасаеву Б.Б., министр обороны Ахметов Д.К. поручил следить за военными вузами. «Надзирать» и докладывать обо всем.

Сейчас сотрудники ВСУ, военной прокуратуры, КНБ и военной полиции пытаются расставить все точки над i. Что из этого получится, покажет время.

Печально еще и то, что, когда контуженного курсанта с полигона доставили в Алматинский военно-клинический госпиталь, там не оказалось медикаментов в достаточном количестве, чтобы оказать раненому квалифицированную медицинскую помощь. Медикаменты надо было срочно закупать в городских аптеках. Для этого, как говорят курсанты, в институте пустили «шапку по кругу» и насобирали для своего сослуживца порядка 140 тысяч тенге. Понятно, что это «капля в море». Сколько же теперь придется военным бросать шапок по кругу и собирать на таблетки убитой горем матери курсанта? И не только его одного…

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter