Аубакиров и Мусабаев – не первые казахстанцы, побывавшие в космосе. Уже более тридцати лет пятеро наших земляков бороздят просторы Вселенной.

О казахстанских звездах «Мегаполису» рассказал старший научный сотрудник Астрофизического института им. В.Г. Фесенкова (Алматы) Владимир Михайлович Терещенко.

Восемь малых планет-астероидов носят имена и фамилии казахстанцев или же напрямую связаны с Казахстаном. Они отражены в соответствующих каталогах астрономов мира. Удостоиться такой чести удается не каждой стране.

Где-то между орбитами Марса и Юпитера, в 500 миллионах километров от Солнца вместе с Аллой Пугачевой, Карлом Марксом и Пушкиным летает Сатпаев, а в соседстве с Америкой и Францией парит в космосе Казахстания. В те времена, когда было присвоено это имя, планеты называли только женскими именами. Поэтому в справочнике имен астероидов можно встретить Чайковскую, Владилену (Владимир Ленин), Ньютонию или Узбекистанию. В семидесятых годах решением Международного астрономического союза это правило было отменено и остальные «наши» малые планеты звучат по-мужски. Например, астероид Байконур, получивший свое название в честь космодрома, с которого стартовал первый искусственный спутник Земли и первый в мире космонавт Юрий Гагарин.

В честь 25-летия освоения целинных и залежных земель в СССР (большая часть которых, как известно, приходилась на Казахстан) одна из планет была названа Целиной. Конечно, размеры этого астероида, впрочем, как и многих малых планет, не так велики по сравнению с необъятными казахстанскими полями – в среднем всего-то 10 километров в диаметре. Из-за крошечного размера в масштабах Вселенной их не видно даже в телескоп, только на специальных фотографиях астрономов. Для примера: лишь крупнейший из астероидов Церера (по имени римской богини земледелия и плодородия) имеет в диаметре чуть менее 1000 км, еще несколько десятков – более 100 км.

Оставшиеся четыре из восьми «казахстанских» малых планет названы в честь известных не только в нашей республике, но и во всем мире людей. Это советский космонавт Виктор Пацаев, родом из Северного Казахстана, а также член-корреспондент Академии наук СССР Гавриил Тихов, основоположник нового направления в космонавтике – астробиологии – поиска жизни на других планетах. Еще одна планета была названа уже в честь основателя Института астрономии и физики в Алма-Ате, впоследствии получившая его имя – академика Василия Фесенкова. И самым последним астероидом, ставшим «нашим», является Рожковский – это фамилия ученика Фесенкова Дмитрия Александровича, профессора, заслуженного деятеля наук КазССР, много сил отдавшего изучению туманностей и усовершенствованию методики астрономических наблюдений.

Вместе с именем астероиды получают и свой порядковый номер. В порядке старшинства по дате открытия 8 наших малых планет должны расположиться так: Целина (13.06.1969, № 2111), Казахстания (1.09.1972, № 2178), Байконур (20.12.1976, № 2700), Фесенков (14.07.1977, № 2286), Пацаев (4.09.1977, № 1791), Тихов (19.09.1977, № 2251), Сатпаев (31.07.1979, № 2402) и Рожковский (19.09.1985, № 3986).

Появятся ли на небосклоне новые «казахстанцы», зависит от расположения к нашей республике или ее отдельным гражданам первооткрывателя новой малой планеты. Ведь только он наделен правом давать имя своему детищу. Но вместе с тем этот астроном обязан обосновать свой выбор: человек, удостоившийся чести попасть на карту звездного неба, должен быть своеобразной звездой и на Земле, то есть персоной известной и заслуживающей такого расположения. Кроме того, нельзя давать имена военных и политических деятелей при их жизни, только спустя 100 лет после их смерти. Международный астрономический союз (его секретариат находится в Париже) строг при рассмотрении поступающих к нему заявок. Поэтому имевшиеся в прошлом попытки купить имена планет не увенчались успехом.

Казахстану же повезло не только потому, что у нас немало звезд мировой величины, но также из-за особого расположения к нам двух астрономов – Николая Степановича Черных, давшего казахстанские имена шести из восьми открытых им малых планет, и Тамары Михайловны Смирновой, крестной матери Целины и Пацаева. Оба первооткрывателя работали в Крымской обсерватории, в задачу которой входили поиск и слежение за астероидами. Здесь было открыто около тысячи малых планет. Имена восьми из них крымчане дали в знак уважения и признания нашей страны и заслуг своих казахстанских коллег.

Среди них космонавт Виктор Пацаев, погибший 30 июня 1971 года вместе с другими членами экипажа космического корабля «Союз-11» при посадке – раньше положенного времени открылся клапан, предназначенный для выравнивания атмосферных давлений внутри и вне аппарата. Причиной гибели космонавтов стала внезапная декомпрессия – быстрый переход из среды с более высоким давлением в среду с более низким давлением. Пацаев похоронен в Кремлевской стене, ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Почему появились имена Сатпаева и Фесенкова, наверное, понятно всем казахстанцам. Большой вклад в астрономическую науку республики внес и Дмитрий Александрович Рожковский, которого интересовали межзвездная среда и кометы. «На работе он был «отпетый трудоголик», – вспоминает его коллега Владимир Терещенко.

А вот имя Гавриила Тихова в Казахстане незаслуженно забыто. Тихов вместе с Фесенковым специально приехал в Казахстан в составе экспедиции Академии наук СССР, чтобы наблюдать 21 сентября 1941 года полное солнечное затмение, но из-за начавшейся Великой Отечественной войны возвращаться в Ленинград не было смысла. И он остался, впоследствии сделав многое для казахстанской науки – был среди 14 академиков, учредивших в 1946-м Академию наук КазССР, открыл здесь сектор астроботаники. Его вера в существование жизни на других планетах, в том числе на Марсе, передалась многим. По рассказам очевидцев, на лекции Тихова в алматинском ТЮЗе собирались толпы народа, в зале яблоку негде было упасть. Посмотреть на Луну, планеты и звезды в телескоп обсерватории сектора астроботаники приходила вся Алма-Ата. И не случайно именем Тихова названа не только малая планета, но и кратеры на Луне и Марсе.

Но в Казахстане основанная им наука – астробиология – не развилась, а вот в США сейчас успешно работают несколько институтов, занимающихся поиском жизни на других планетах. Известный американский астроном Вильсон специально приезжал в 1958 году в Алма-Ату в сектор астроботаники для знакомства с трудами ученого. Тогда он и сказал: «Америка слишком поздно признала Циолковского, мы исправляем эту ошибку тем, что признаем заслуги Тихова».

Однако дом Гавриила Андриановича и небольшая обсерватория, объявленные после его смерти в 1960 году как памятники истории и культуры, так и не были сохранены властями до наших дней. Их развалины снесли, а на том месте, в районе проспекта Абая и улицы Амангельды, сейчас возвышается новый многоэтажный жилой дом. Более того, по словам Владимира Михайловича Терещенко, он так и не смог найти могилу Тихова на Центральном кладбище в Алматы, где ученый был похоронен. Звонок в администрацию кладбища ничего не прояснил: нам объяснили, что за сроком давности списки уже переданы в архив. Поэтому редакция обратилась к директору Центрального государственного архива южной столицы с официальным запросом, в котором просит предоставить информацию о точном расположении могилы. Коллеги Гавриила Андриановича, в том числе его ученик, известный казахстанский ученый Виктор Германович Тейфель, надеются, что в память об астрономе в Казахстане будет открыт хотя бы скромный музей астроботаники и ее основателя Тихова, не говоря уже об организации там планетария и музея истории казахстанской астрономии и космонавтики.

Возможно, казахстанских имен среди звезд во Вселенной было бы больше, если бы наш Институт астрофизики был обеспечен соответствующей связью и оборудованием и сам мог бы открывать новые малые планеты. Сегодня же Казахстан даже не является членом Международного астрономического союза, за членство необходимо заплатить 30 тысяч долларов США. Слабая поддержка астрономической науки, характерная для постсоветских стран, вряд ли позволит им «догнать и перегнать Америку». Во всей республике только в Алматы существует астрономическое общество, являющееся коллективным членом Евроазиатского астрономического общества.

Тем не менее шансы на открытие своих планет и увековечивания на звездной дорожке у Казахстана еще есть – в космосе летают миллионы астероидов. На сегодня обнаружено более 300 тысяч, а имена присвоены только около 13000 из них.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter