Казахстанцы всё чаще ищут работу за границей. Соотечественникам кажется, что за бугром они заработают миллионы. И кому-то действительно везёт, а кто-то вынужден отрабатывать вымышленные долги, попадая в рабство.

Возможно, история, которая произошла с Ирадой Абдуллаевой, кого-то заставит задуматься о том, что не всегда заграница – это светлое будущее и море возможностей.

– Ирада – не настоящее моё имя, я его придумала. Мне до сих пор стыдно за то, что со мной произошло. Нам даже пришлось переехать из нашего посёлка в Карагандинской области сюда в Алматы. Как говорится, в большом городе легче затеряться. Тем более, что меня здесь никто не знает. А там в меня и мою семью пальцем тыкали. Дочка в школу нормально ходить не могла.

– Ирада, а как ты попала в эту фирму, которая отправляла за границу?

– По объявлению в газете. Фирму ту уже прикрыли полицейские, так что теперь никто не купится на их предложение заработать в курортных странах. Сначала всё действительно было нормально, мы заключили договор, где были четко оговорены мои обязанности, оплата, условия проживания, работы и так далее. Когда мы приехали в Измир (Турция. – Авт.) ещё с пятью девушками, нас встретили, показали дом, место работы. И первые шесть месяцев всё было прекрасно. Мы нормально зарабатывали, как нам казалось, я домой высылала по 200 долларов – для села это хорошие деньги. Потом наш начальник Атманджа стал то и дело задерживать нас на работе. Мы в его ресторане работали, я – старшим помощником повара, а девочки – помощницами по кухне. Потом он заявил, что у нас банкет будет на 750 человек, и мы должны будем помочь убрать в зале. Это был первый звоночек о беде. После того злополучного банкета хозяин не досчитался нескольких тарелок из дорогого фарфора, столового серебра. Нам всем, и турецким работникам в том числе, выставили штраф на 4 тысячи долларов. У них, несмотря на то, что национальная валюта – лира, считают в долларах и евро. А наша зарплата, если перевести в доллары, составляла около 400 долларов, это с небольшими премиями, которые мы первое время получали. Но потом хорошая жизнь закончилась.

– Вас заставили отрабатывать тарелки и столовые приборы?

Нет, он удержал у нас из зарплаты по 100 долларов у всех и покрыл те расходы. Самое ужасное началось, когда нам пора было уезжать домой. За жильё платил Атманджа, якобы из своего кармана, хотя был договор, что он из наших денег удерживает и платит. Вшестером мы жили в небольшой квартирке, в самом дешевом районе Измира, но за полгода у нас набежала приличная сумма почти в 3 тысячи долларов. И Атманджа заявил, что, пока мы работали, за жильё он с нас ничего не брал, а теперь мы обязаны отработать в его клубе, официантками. Жить мы будем в ночном заведении. Это был второй звоночек. Но сделать мы ничего не успели. Нас перевезли в клуб, забрали документы и заставили отрабатывать.

– Вы действительно работали официантками?

Да, два дня. А на третий меня «сняли» в первый раз. Ко мне подошёл брат Атманджи с каким-то турком и заявил, что с ним я должна пойти в номер. Я отказалась, за что получила пощёчину, и он силой поволок меня наверх. Позже я узнала, что и остальных девчонок тоже «сняли».

– И как долго вы отрабатывали свои долги?

Мы бы их отдавали всю жизнь, потому что с каждым днём они только увеличивались. За недовольного клиента полагался штраф, за неверное слово – штраф и так за всё. Так что из помощника повара ресторана я превратилась в проститутку. Мы не знали вообще, сколько времени мы там находились, потому что все слилось в один кошмар. Атманджа очень любил кулаками махать, и иной раз по два-три дня мы не спускались в зал, потому что всё тело было в синяках.

– Ирада, как вам удалось освободиться?

Когда я ещё жила дома, то часто смотрела разные программы, где показывали, как девочкам помогают вырваться из плена клиенты. Когда мы сами столкнулись с этим, тоже пытались попросить у клиентов телефон позвонить. Но сделали себе только хуже. А освободились мы совершенно случайно, нам просто повезло. В клубе была драка, весь зал разгромили, приехала полиция, и одна из девушек, Раушан, кажется, подошла к полицейскому и всё ему рассказала. Ну и завертелось: полиция, расследование, возвращение документов и путь домой. Как потом оказалось, мы работали около 8 месяцев в этом чёртовом клубе.

– Как прошло возвращение домой?

– Сначала я поверить не могла, что увижу родителей и дочку. Потом, когда радость от первой встречи прошла, начался ужас. Соседи прохода не давали. Женщины вслед плевали и обзывали, мужики с недвусмысленными предложениями подкатывали, мол, ты теперь опытная, знаешь, как удовольствие доставить. Дочка как раз во второй класс пошла, так и ей дети говорили всякие гадости. Однажды даже побили, она пыталась за меня заступиться. Её даже учителя унижали, говорили, что ничего хорошего из ребёнка проститутки не получится, по материным стопам пойдёшь. Всем тяжело было, мама очень переживала за меня и мою дочку. У меня началась жуткая депрессия, даже руки на себя наложить хотела, но вовремя остановилась. Решение о переезде в Алматы было принято после того, как вечером к нам во двор ворвалась пьяная компания местных мужиков. Они орали и требовали, чтобы я их обслужила. Отец взял ружьё и пару раз стрельнул в воздух. Вызвали полицию, и наш участковый нам сказал, чтобы мы уезжали. Я помню, как он сочувствовал мне и, как мог, защищал от нападок. Тогда он сказал, что нам здесь жизни не дадут, того, что со мной случилось, люди не поймут, это не их беда, и добавил: «Ты ещё жизнь построишь, тебе всего 26 лет, и дочь растёт, подумай о ней». На следующий день мы уехали. В Алматы у нас дальняя родственница, у неё и живём теперь. Она старенькая уже, за ней уход нужен. Так вот мама за ней и дочкой смотрит, а мы с отцом работаем. Я продавцом устроилась и нянечкой подрабатываю, а отец в бригаду пошёл, ремонты делает.

– Ирада, вы, пережив весь этот кошмар, что можете посоветовать тем, кто только собирается на работу за границей?

Кошмар ещё не закончился, я с психологом из центра поддержки занимаюсь. Когда домой вернулась, мужчин страшно боялась. Даже сейчас, хотя уже чуть больше года прошло, вздрагиваю, если мужчина близко подходит. В клубы боюсь ходить. В кафе девчонки пригласили, так я думала, заору от ужаса, воспоминания нахлынули. Мне врач на первом приёме сказала, что поможет мне справиться с депрессией и уберёт страхи, но забыть этот ужас я не смогу никогда. Память-то не сотрёшь. Поэтому совет тут может быть только один: лучше всего сидеть дома. Там чужая страна, чужие люди, законы, и любой может сделать с тобой всё, что захочет. Я думаю, не стоит за бугром искать лучшей жизни, мы там не нужны. Хотя не у всех так печально заканчиваются трудовые контракты, кому-то действительно повезёт устроиться на хорошую, высокооплачиваемую работу.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter