«Вся советская история сопровождалась многочисленными нарушениями прав народов и фактами прямого геноцида. Это голод 1920-1930-х годов, когда погибли миллионы граждан. Численность казахов сократилась почти наполовину, русский и другие народы потеряли миллионы честных тружеников, образованных и предприимчивых людей. Был подорван генофонд многих наций…».

(Нурсултан Назарбаев. I сессия Ассамблеи народа Казахстана «За мир и согласие в нашем общем доме», 24 марта 1995 года).

Эта цитата из выступления президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, приведённая Государственным секретарём РК Мухтаром Кул-Мухаммедом перед началом международной научной конференции «Голод в Казахстане: трагедия народа и уроки истории», что проходила в Астане с 31 мая по 1 июня текущего года, изначально как бы задала указанному форуму верное направление и точный фокус во всей его работе.

В зале, где собрались ведущие учёные Казахстана, США, Европы, дальнего и ближнего зарубежья, а также парламентарии РК, её дипломатический корпус и представители общественности страны, с самых первых минут создалась атмосфера беспристрастного научного исследования трагического явления отечественной истории, получившего ёмкое и страшное название – «Голодомор».

И хотя быть беспристрастным исследователем тех жутких лет, в которые казахский этнос понёс тяжелейшие потери, когда от голода и связанных с ним эпидемий, а также постоянно высокого уровня естественной смертности и жестоких политических репрессий народ потерял 2 млн 200 тыс. человек, особенно тяжело потомкам всех этих невинно погибших людей, «к чести казахстанских учёных, – подчеркнул госсекретарь, – надо сказать, что данная проблема в их исследованиях не стала политической.

Цель проведения исследований была в установлении истины, выявлении теоретических догм проведения коллективизации, виновников трагедии, её политико-правовых основ и, конечно же, последствий пагубного курса сталинского режима».

Вот чудовищные цифры, сухим языком рассказывающие о тех трагических временах:

Конфискации было подвергнуто 696 хозяйств, причём владельцы 619 из них были высланы за пределы округа проживания. У них было экспроприировано 145 тыс. голов скота. Кроме скота, были экспроприированы сотни юрт, домов, различных надворных построек, огромное количество сельхозинвентаря.

В животноводческих районах мера обобществления сельхозимущества перешагнула всякие допустимые пределы, к февралю 1932 г. в Казахстане 87 процентов хозяйств колхозников и 51,8 процента единоличников полностью лишились своего скота.

Беспрецедентный урон понесло животноводство. В 1928 г. в республике насчитывались 6509 тыс. голов крупного рогатого скота. А в 1932 г. его осталось всего 965 тыс. голов. Даже накануне войны, в 1941 г., доколхозный уровень не был восстановлен (3335 тыс. голов).

Ещё больше поражают цифры потерь по мелкому скоту: из 18566 тыс. овец в 1932 г. осталось только 1386 тыс. (перед самой войной численность стада едва приближалась к 8 млн. голов). Из конского поголовья, определявшегося на 1928 г. в размере 3516 тыс., фактически выбыло 3200 тыс. (1941 г. – 885 тыс. голов). Практически перестала существовать такая традиционная для края отрасль, как верблюдоводство: к 1935 г. осталось всего 63 тыс. верблюдов, тогда как в 1928 г. их насчитывалось 1042 тыс. голов.

Но самые страшные потери понёс генофонд нации.

В ходе заготовительных кампаний в Казахстане были проведены масштабные антикрестьянские репрессии: в этот период к административно-уголовной ответственности было привлечено 56498 жителей села, из них 34121 был осуждён. На закрытом заседании Бюро Казкрайкома ВКП(б) в начале января 1930 г. Голощёкин дал информацию, что в ходе заготовок только за один год с 1 октября 1928 г. по 1 декабря 1929 г. по судебной линии было приговорено к расстрелу 125 человек, а по линии ГПУ за этот же период расстреляно 152 сельских жителя Казахстана.

А за 5 лет, то есть с 1929 по 1933 годы, тройкой ПП ОГПУ в КазАССР, по неполным данным, рассмотрено 9805 дел и приняты решения в отношении 22933 лиц, из них: к высшей мере наказания – расстрелу приговорено 3386 человек, заключению в концлагерях на срок от 3 до 10 лет – 13151 человек. Решения троек утверждались краевым и областными комитетами партий.

Но казахский народ отнюдь не шёл на убой покорно, подобно скоту. В 1929-1931 гг. в Казахстане произошло 372 восстания, в которые было вовлечено около 80 тыс. человек. Особо трагическую известность по числу жертв с обеих сторон получили крестьянские движения в Сузакском, Шемонаихинском, Бухтарминском, Иргизском, Казалинском, Кармакчинском, Самарском, Абралинском, Биен-Аксуйском, Чингистауском, Мангыстауском и других районах.

Восстания сопровождались массовыми откочёвками населения за пределы республики, в том числе и за границу. Только с начала 1930-го до середины 1931 г. с территории Казахстана откочевало почти 300 тысяч семей, значительная часть – на территорию Китая, Ирана и Афганистана.

Всего за пределы республики в годы голода откочевало 1130 тыс. человек, из них 676 тыс. – безвоз­вратно. 454 тыс. откочевавших впоследствии вернулись в Казахстан.

Между тем силами регулярных войск и органов ОГПУ против мятежного населения проводились жестокие карательные акции. За участие в крупных восстаниях и волнениях в 1929-1931 гг. только органами ОГПУ осуждён 5551 человек, из которых 883 расстреляно.

...Трудно, больно, невозможно продолжать эту жуткую кровавую летопись. Но долг живых – восстановить и рассказать всю правду о каждом из тех, кто погиб в те трагические годы.

Стене Плача еврейского народа, пострадавшего от фашистского геноцида, станет сродни Степь Плача, льющая горькие слёзы по лучшим сынам и дочерям своим, уничтоженным в период советского Голодомора.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter