«Меня считают воровкой. Я вас всех люблю, простите меня!» – предсмертное письмо примерно такого содержания написала астанинская семиклассница Шолпан, которую горе-педагоги обвинили в краже семи тысяч тенге. К счастью, в последний момент девочка передумала сводить счёты с жизнью.

Невольной героиней этого инцидента стала 13-летняя Шолпан (имена девочки и её матери изменены по этическим соображениям). Она воспитанница Дворца школьников Астаны – главного храма детского творчества Казахстана. По идее здесь должны преподавать наиболее сильные, опытные и чуткие педагоги, что называется, лучшие из лучших. Но именно они стали причиной нервного срыва у Шолпан.

– С занятий дочь пришла зарёванная, – рассказывает Баян, мама девочки. – Очень сбивчиво рассказала, что учителя обвинили её в краже 7000 тенге у кого-то из воспитанников. Я её сильно поругала, о чём сейчас очень жалею. Дочь категорически заявила: денег она не брала.

Шолпан занимается во Дворце школьников по классу вокала. Учится прилежно, мечтая в будущем стать знаменитой певицей. Недавно в их группе произошло ЧП – одна из сокурсниц обнаружила пропажу денег. Разумеется, поднялся шум. Стали искать виновника. Кто-то из девочек указал на Шолпан, мол, она находилась поблизости и вполне могла умыкнуть деньги. Этого свидетельского показания двум преподавательницам, которые оказались на месте событий, было вполне достаточно, чтобы по горячим следам «раскрыть» преступление и назначить виновной девочку из многодетной семьи.

– У меня до сих пор в голове не укладывается: как опытные педагоги посмели обвинить мою дочь в краже, не имея на то никаких доказательств? – возмущается Баян. – Они что, её за руку поймали или обнаружили у неё украденную сумму? А может, они посчитали, что раз мы живём не очень богато, то дочь может пойти на преступление?

Позже Шолпан рассказала маме деликатную подробность из беседы с педагогами, возомнившими себя коллегами мисс Марпл. Якобы они предложили девочке возместить похищенную ею сумму, но при этом… держать язык за зубами и ничего маме с папой не рассказывать. Откуда семиклассница возьмёт такие деньжищи, наставницы, видимо, даже не задумались. О возможных последствиях такого «шантажа», думаю, тоже…

– Я возвратилась домой, а дочери нет, – вспоминает Баян. – Ну, думаю, занятия затянулись, вот она и припаздывает. А тут младшие дети протягивают мне свернутый лист бумаги, который оставила Шолпан. Когда я начала читать, у меня едва не подкосились ноги. Это было предсмертное письмо.

В нём девочка сообщала, что денег не брала, но ей никто не верит и поэтому она не хочет жить – стыдно…Не помня себя, мать начала обзванивать родственников. Безрезультатно. Вызвали полицию. Сотрудники стали записывать приметы девочки, расспрашивать о ближайших друзьях. И тут Шолпан вернулась домой…

После того, как дело запахло керосином, к ним примчались директор Дворца школьников Умсын Аркабаева и один из ведущих педагогов по вокалу, заслуженная артистка Казахстана Бахыт Шадаева. Женщины слёзно стали просить прощения у родителей Шолпан. Всё это время в соседней комнате беззвучно плакала девочка. Своими ладошками она изо всех сил закрывала уши и крепко-крепко зажмуривалась, она словно свернулась в кокон, отгородилась от внешнего мира, желая лишь одного – чтобы её оставили в покое. А взрослые и умные тёти в который раз просили не предавать случай огласке. Педагоги пеклись о чести мундира, что вполне естественно, да и по-человечески их понять можно. Но какой стресс в эти дни переживала Шолпан, знают только Бог, она и её родные. Даже после «реабилитации» и принесённых ей извинений девочку мучают головные боли, она жалуется на сердце. После пережитого стресса ей расхотелось посещать не только Дворец школьников, но и школу. Боится, что станут дразнить, и никак не может заставить себя переступить порог класса.

На прошлой неделе в кабинете директора департамента по защите прав детей Астаны собрались юрист, защищающий права ребёнка, мать, директор Дворца школьников. На встрече присутствовал и корреспондент «Мегаполиса».

– Коллектив Дворца школьников должен сделать всё, чтобы Шолпан не чувствовала дискомфорта, – говорит директор столичного департамента по защите прав детей Рысты Жумабекова. – Надо сделать всё, чтобы создать вокруг неё нормальную психологическую атмосферу. Не надо стесняться, айналайын. Ну ошиблись люди, бывает такое, – добавила она, обращаясь к девочке, которая сидела, опустив голову.

В ходе беседы выяснилось, что деньги нашлись. А вот кто их похитил, так и осталось неизвестно. Парадокс, но о пропаже денег в полицию никто не сообщал. Директор столичного Дворца школьников Умсын Аркабаева говорит, что шокирована происшедшим. По её словам, оба педагога, заподозрившие Шолпан в воровстве, уже понесли наказание – им объявлен строгий выговор. Больше с Шолпан они работать не будут. А певица Бахыт Шадаева пообещала лично заниматься с девочкой.

Директор Дворца школьников признаёт: недоглядели. И, чтобы впредь не допускать подобных инцидентов, во Дворце установят сразу девяносто камер видеонаблюдения, а входы оборудуют турникетами, планируется также организовать бюро находок.

– С таким обращением к нам пришли впервые, – говорит юрист, начальник отдела департамента по защите прав детей Астаны Гульнар Алибаева. – Не исключаю, что подобные инциденты до нас не доводились, и стороны решали проблему между собой. Мы провели беседу с мамой. Я говорила с девочкой по телефону, потому что на тот момент состояние её здоровья было шатким. Я посоветовала маме привлечь медицинских работников, чтобы ребёнок был обследован.

После этой беседы семья пострадавшей девочки и руководство Дворца школьников при посредничестве департамента по защите прав детей заключили мир. Заявление, поданное в полицию, мама Шолпан отозвала. С девочкой будет работать психолог высшей категории. Но в данном случае, говорят специалисты, психолог нужен не только Шолпан, но и всей её многодетной семье.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter