Современная история, как наука, напоминает мне падшую женщину, готовую отдаться каждому встречному поперечному за бутылку пива. Это раньше она, по определению классиков марксизма-ленинизма, была богатой содержанкой на службе буржуазии. В то время эта дама, если и не купалась в непозволительной роскоши, то все же могла позволить себе яркие красивые украшения и наряды.

А до этого она же была куртизанкой во дворце аристократов. Молоденькой и весьма симпатичной особой. Хотя, может, и слегка ветреной. Пока однажды, после октябрьского переворота семнадцатого года, бедняжка не попала в грязные лачуги пролетариата. И вот здесь уже ей довелось хлебнуть лиха от тех же извращенцев – коммунистов.

Поэтому, когда нам сегодня говорят, что жалкие лохмотья на теле истории – это ее официальные одежды, а синяки под глазами и ссадины на впалых щеках – это, пусть и запитое, но ее подлинное лицо, мне в это не особо верится. Подобно безвинным жертвам политических репрессий, изнасилованная коммунистами история сегодня также нуждается в своей полной реабилитации.

Другой вопрос – насколько это непросто дается. Если даже ближайшие наши соседи по географической карте, братья-узбеки, начинают подозревать казахов в некой тенденциозности, стоит только тем озвучить достоверные исторические факты.

«Когда казахи были узбеками»

Именно так был озаглавлен один из моих обзоров казахской прессы в газете «Мегаполис» (№ 23 от 18.06.07), в котором я, поясняя, откуда взялась на свет известная казахская поговорка «Узбек мой старший брат, а сарт – мой должник», писал: «Это отзвук прежней истории – напоминание о том времени, когда мы «подарили» славное имя «узбек» своим соседям». Приводя здесь же высказывания историка Торегали Ташенова:

«Известно из истории, что воевавшие под началом отважного и справедливого хана Узбека монгольские воины взяли себе имя – узбек, создав на территории Степи Дешт-и-Кипчак - государство кочевых узбеков.

В 1450 году, во времена правления хана Абулхаира, произошел раскол в среде кочевого народа узбеков, и большая их часть во главе с чингисидами Жанибеком и Кереем покинула родные земли, откочевав на территорию современного Семиречья и вернув себе старое, сохранившееся в народе самоназвание – казаки. То есть вольные люди, живущие без правителя, в условиях степной демократии.

Проходит еще какое-то время. И вот уже внук хана Абулхаира после смерти своего деда под натиском кочевых орд султана Жанибека бежит из Степи во главе небольшого отряда в сто пятьдесят сабель, попутно завоевывая для себя земли соседних оседлых сартов. Дав при этом покоренному народу прежде им не принадлежавшее имя – узбек. Так возникла новая династия Шейбанидов в Центральной Азии, на территории нынешнего Узбекистана».

То есть, здесь приводится факт довольно известный, взятый нами из средневековья, который трудно оспорить при всем старании.

Да. Но каково же было мое удивление, когда я вижу этот свой обзор перепечатанным на российских, украинских, узбекских сайтах, где под ним идут самые яростные споры и сшибки. Так, на сайте «Russians.kz» один из комментаторов выговаривает нам в укор: «Не читают узбекские ученые статей на этом сайте, а то бы знали, что все народы произошли от казахов». В свою очередь, не остаются в накладе и узбекские историки, публикуя у себя в электронных СМИ статью «Когда, как и почему казахи откололись от узбеков», тут же перепечатанную на украинском сайте «Vlasti.net», где на орехи достается уже лично мне и известному казахстанскому историку Торегали Ташенову. Так, автор статьи, доктор исторических наук Р. Бариев пишет:

«Возьмем лишь один пример – тезис о том, что нынешние казахи - это вовсе не казахи, а узбеки. Соответственно, узбеки – это не те, за кого мы их принимаем. Об этом вполне серьезно начинают рассуждать новоиспеченные «историки» вроде Торегали Ташенова, а их идеи принимают на вооружение журналисты вроде Серика Малеева («Когда казахи были узбеками» – Мегаполис, № 23 от 18.06.2007, «Казахи как объект подражания и обожания… узбекских и мировых СМИ» – Мегаполис, №10 от 19.03.2007). Представляется, что господину Малееву было бы более полезно сначала изучить серьезную историографическую литературу, в том числе и казахских авторов.

А в случае с Малеевым и вовсе далеко ходить не надо. Его старший коллега по газете «Мегаполис» Ахас Тажутов в статье «Казахский батыр Ер-Таргын был племянником Ивана Грозного» пишет по вопросу этноисторического родства следующее: «А теперь о казахах. Поначалу все население Белой Орды называлось «узбеками». Понятие о казахах и Казах-ском ханстве появилось тогда, когда часть кочевых племен Восточного Дешт-и-Кипчака не пожелала подчиняться Абулхайр-хану и под началом внука Урус-хана Джаныбека и его родственника Гирея ушла в долину рек Чу и Талас».

Однако, что же тут пытается нам доказать уважаемый доктор наук? И где идет подмена понятий?

В своей исторической работе Р. Бариев всячески выпячивает факт раскола некоего единого народа кочевых узбеков, и уход части из них из степи Дешт-и-Кипчак на территорию современного Семиречья, вынося само это событие в заголовок статьи «Когда, как и почему казахи откололись от узбеков», но при этом почему-то стыдливо замалчивая, чем же вся эта история завершилась, говоря об этом лишь вскользь и с видимой неохотой.

Так что поневоле уже мне приходится договаривать за уважаемого мной оппонента, заполняя промежуток между искуственно образовавшейся трещиной того, что было, и о чем так старательно умалчивается. Чтобы читатель сам мог сделать вывод – кто из нас прав.

И здесь, разумеется, лучше будет сослаться на труды средневекового автора Муххамеда Хайдара Дулати (1499-1551 гг.), жившего почти в то же время, когда происходили описываемые нами события. Дабы у нашего уважаемого узбек-ского ученого не возникло подозрений, будто это какие-то казахские «новоиспеченные историки» выдумывают что-то свое.

И если верить Муххамеду Хайдару Дулати (а не верить ему оснований у нас нет), то после смерти хана Абулхаира в его улусе пошли распри и раздоры. И в этой ситуации:

«… каждый по мере возможности ради безопасности и спокойствия прибегал к помощи Кирей-хана и Джанибек-хана, и те окрепли». Однако «…поскольку вначале они уходили от людей, отделялись от них и некоторое время бедствовали и скитались, то их называли казахами. Это имя закрепилось за ними».

И здесь же Хайдар Дулати повествует о развернувшихся сражениях в Дешт-и-Кипчаке между сторонниками Султана Махмуда Шейбани, внука Абулхаира, пытавшимся отстоять ханский трон - с одной стороны, и его противниками, во главе с казахскими ханами Джанибеком и Киреем, претендентами на власть в Степи. Причем, потерпев дважды жесточайшие поражения, Султан Махмуд-хан вынужден был искать спасение на чужбине.

И возникает резонный вопрос: «А мог ли при этом внук хана Абулхаира увести все свои войска и племена на территорию современного Узбеки-стана?» Нет. Скорее всего. Поскольку после двойного понесенного поражения вряд ли кто у него еще оставался в сотоварищах, кроме верных нукеров. И победителю в данном случае досталось все. Ну и в чем же мы тогда согрешили против истины?

Остается лишь к сказанному добавить, что Султану Махмуду, ушедшему в то давнее время на земли нынешнего Узбекистана, в конце концов все-таки улыбнулась удача. Ему удается одержать ряд побед над войсками местных тимуридов, создав на новом месте империю Шейбанидов. Закрепив при этом за местным народом имя «узбек».

То есть, что же тогда получается? Выходит, и современник тех событий, Муххамед Хайдар Дулати примыкает активно к нашей версии? Хотя его при этом очень трудно обвинить в ангажированности. В том, что он специально выполняет: «…политический заказ (казахстанских) властей, стремящихся пустить пыль в глаза народу и отвлечь его внимание от накопившихся в стране насущных проблем». Как это, собственно, пытается нам «пришить» Р. Бариев в своей статье «Когда, как и почему казахи откололись от узбеков».

Узбек мне брат, но истина дороже

Потом я не совсем понимаю, а чем же так не доволен Р. Бариев? Тем, что казахи когда-то назывались узбеками? Исторической правдой? Но я могу тогда привести и другую версию, доказывающую, что, в свою очередь, и узбеки когда-то были казахами. И тем самым снять обиду и досаду нашего оппонента.

Ведь когда Султан Махмуд Шейбани, лишившись дедовского престола, был вынужден бежать на чужбину, он и сам автоматически стал казахом (єазає). То есть, вольным человеком, вынужденным искать себе спасение, прокорм и славу во главе небольшой дружины. И поэтому средневековый автор Муххамед Салех, заметим, весьма лояльный дому Шейбанидов, в своем произведении «Шейбани – Намэ» величает отряд Султана Махмуда не иначе, как казахами. Так, в своем труде он говорит об этом, когда описывает взятие города Самарканда воинской дружиной Султана Махмуда Шейбани (1499 г). И далее, упоминая о штурме столицы Ферганы Ассу, он также называет казахами соратников внука Абулхаира.

Кстати, здесь же, в «Шейбани-Намэ», мы впервые натыкаемся на указания о численности войска казахов Султан Махмуд-хана. Перед битвой под Ассу, в результате ряда удачно проведенных операций и мобилизации местного тюркского населения, ему удается собрать под свою руку десять тысяч джигитов. Состав одной полноценной современной дивизии.

При этом, не будем забывать главного, что и само население этих мест было представлено в то время родами, составляющими сегодня основу казахского и узбекского народов.

Чтобы избежать субъективизма, сошлемся в данном вопросе на Узбекскую национальную энциклопедию, насчитывающую девяносто два таких рода, встречающихся как среди современных казахов, так и среди узбеков, из числа которых наиболее известны нам кипчаки, уйсуни, жалаиры, найманы, аргыны, коныраты, канглы, кереи, кердери, адаи, алшын, тама, табын, кереиты, жаппасы. Когда-то это были кочевые народы, большинство из которых пришло на земли современного Узбекистана задолго до Султана Махмуда Шейбани, если верить казахстанскому историку Марату Барманкулову, во время завоевания Средней Азии войсками золотоордынского хана Шайбана, младшего сына Джучи. То есть, проще говоря, все мы были в то время кочевниками, не слезающими со своих коней. Единым народом. Так что это еще большой вопрос – какой крови в современных узбеках больше, тюркско-казахской или иранской.

И напоследок, о политике

И в этом вопросе, вопросе политической и социальной составляющей наших публикаций, к сожалению, мы также вынуждены будем горько разочаровать нашего узбекского ученого-оппонента.

Да, сегодня, со стороны казахов наблюдается подлинный, неподдельный интерес к своей истории. Однако это происходит отнюдь не оттого, что власть таким образом пытается отвлечь внимание народа от накопившихся в обществе проблем, как полагает напрасно Р. Бариев. Вовсе нет. Потому хотя бы, что ситуация у нас в стране не такая плачевная, как в том же Узбекистане.

Но прежде всего – история наших великих предков Атиллы, Томирис, Кюльтегина, Чингисхана, того же бедного сакского пастуха Ширака, нам нужна в качестве боевого походного знамени и нравственного ориентира. Она поддерживает нас в этой жизни, нацеливая казахстанцев на новые задачи и цели.

И вместе с тем она же дает нам примеры беззаветного и бескорыстного служения своей Родине.

Р.S. Я знаю, что кто-то может укорить меня за последнюю фразу. Вернее, за столь высокий стиль изложения. Однако суть от этого нисколько не меняется.

Рисунок Ибрагима КУБЕКОВА

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter