Генеральная прокуратура требует ограничить доступ или ввести возрастные ограничения для детей на посещение интернет-ресурсов, пропагандирующих суицид. А в Акмолинской области они и не нужны, достаточно побывать на классных часах в некоторых школах или жить в семье алкоголиков.

Женщины и дети наиболее уязвимы среди акмолинцев. К такому выводу пришла прокуратура области, проанализировав ситуацию на специальной коллегии, где обозначены результаты проверки соблюдения законности в деятельности уполномоченных органов при осуществлении мероприятий, направленных на профилактику бытового насилия и суицида среди несовершеннолетних. Прокурор области Азамат Жылкыбаев грустно заметил, что итоги, увы, совсем не радуют. Звучали шокирующие факты и цифры. В том числе про седьмой случай суицида среди подростков, он произошёл недавно, в начале июня.

Итоги прокурорских проверок показали: отсутствие профилактической работы уполномоченных государственных органов, их взаимодействия и координации является одной из причин суицида несовершеннолетних. В прошлом году в области зарегистрировано 22 таких факта. С начала года – уже 7.

– Областная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав просто-напросто бездействует, – сделал жёсткий вывод Азамат Жылкыбаев. – В 2010 году она провела всего одно заседание, где рассматривались вопросы, давно потерявшие свою актуальность Несмотря на существующую проблему подросткового суицида, комиссия ни разу не вынесла её на рассмотрение.

То же самое происходит в районах. Как отмечает прокуратура, по всем фактам приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Хотя есть повод детальнее подходить к каждому случаю. В этом году в селе Двуречное Есиль­ского района повесился третьеклассник. Он был активным мальчиком, увлекался спортом, воспитывался в полной обеспеченной благополучной семье. Но что-то толкнуло его в петлю?

Причинами суицида несовершеннолетних чаще всего называют бытовые ссоры подростков с родителями, сверстниками, безответную любовь, боязнь ответственности за совершённые проступки.

За это наказывают взрослых. По всем фактам самоубийств детей в прошлом году 9 руководителей школ привлечены к дисциплинарной ответственности. И их есть за что наказывать.

В Целиноградском районе 48 учащихся 48-й школы села Воздвиженка находились под прессингом вымогателей. Сложилась определённая система, когда взрослые жители села заставляли старшеклассников вымогать деньги у младших. Как утверждают школьники, деньги они получали у родителей от 10 тенге и выше для школьной столовой, а на самом деле они предназначались вымогателям.

По данному факту ныне возбуждено уголовное дело. Но суть в том, что эта схема существовала несколько лет на глазах у всего села и у участковых в том числе. К слову, в этом же районе в 2010 году совершено 5 фактов суицида.

Есть жуткий случай. В Коргалжынскую райбольницу поступила несовершеннолетняя девочка с диагнозом отравление карбомизеном. В этот раз установленным поводом была пропажа мобильного телефона у педагога Л. Игибаевой. Подозревая в краже школьницу, учитель вместе с завучем по учебной части З. Аукеновой провели собственное расследование, в результате которого чуть не довели ребёнка до смерти.

В отношении этих педагогов вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 102 УК РК («Доведение до самоубийства»). И опять за всё про всё – выговоры и замечания, все остались на местах.

Анализ деятельности школьных психологов области показывает, что зачастую лица, работающие по этой специальности, не имеют образования. Только в одном Целиноградском районе в 23 из 44 школ есть психологи, из них специалисты – лишь 14, остальные – учителя музыки, казахского и русского языков, медсестра. Отсюда и факты. В 2011 году ученик 9 класса совершил суицид. Как выяснилось, ещё в июне прошлого года он предпринимал такую попытку, но никто не поставил его на учёт у школьного психолога, соответственно, профилактическая работа не проводилась.

Прокуратура области констатирует, что из 638 школ области только в 56 имеются социальные педагоги, призванные заниматься вопросами профилактики суицида несовершеннолетних.

Есть ещё проблема, которую нельзя обойти. В школах используется литература неизвестных авторов, тексты и содержание её может отрицательно повлиять на психику ребёнка. В Шортандинском районе нет общих методик работы психолога, используют то, что кажется нужным. В Бозайгырской школе в учебном процессе применялся видеоматериал, содержание которого строится на религиозных учениях об Иисусе Христе. В Бектауской школе учащиеся 3 и 4 классов изучали рассказ о девочке, которая от безысходности и конфликта с матерью из-за пьянства отравилась. В Елизаветинской школе на классных часах используется материал из Интернета, в котором суицид для героев рассказов представляется как единственное решение в безвыходных ситуациях. Например, был в программе рассказ «Я сделал это ради любви» о парне, который покончил жизнь самоубийством. Вместе с рассказом – тексты песен, содержание которых может неоднозначно трактоваться. В некоторых школах изучается рассказ «Дневник самоубийцы. Уйти из жизни», где описываются различные способы совершения суицида.

Чаще всего руководство отделов образования служебных расследований по фактам суицида не проводит, также не изучаются материалы психологов. Мол, раз суицид совершён дома, а не в школьном заведении, то и взятки гладки. Не менее важной проблемой в области остаётся отсутствие кабинетов психологов в школах. Иногда дети даже не знают о них.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter