Нелегка депутатская доля для тех, кто имеет свой бизнес, рискованна: мандат законо­творца предприниматель вправе получить лишь тогда, когда передаст своё дело в управление. Однако временный распорядитель может не оправдать возложенных на него надежд, попросту говоря, кинуть. В Астане мажилисмен трёх созывов, экс-руководитель аграрного комитета Еркин Рамазанов пытается через суд вернуть свои активы, которые 14 лет назад доверил своему ставленнику Руслану Молдабекову и до сих пор не может возвратить.

Эта история началась в далёком 1999 году, когда крупный бизнесмен Еркин Рамазанов решил баллотироваться в депутаты. В то время он руководил зерновой компанией ЗАО «Казэкспортастык» и владел пакетом её акций. А так как по закону мажилисмен не имеет права вести собственный бизнес, все активы он передал в доверительное управление человеку, в котором был уверен, – Руслану Молдабекову.

– Это сейчас Руслан – один из самых богатых и влиятельных бизнесменов в стране, его состояние, по данным казахстанского журнала «Форбс», оценивается в 320 миллионов долларов. А у нас в «Казэкспортастыке» он начинал главным бухгалтером, а уж потом дорос до президента компании. Парнем был сообразительным, толковым. Более того, мы дружили семьями, так что я доверил ему свой бизнес без тени сомнения, – рассказывает Еркин Рамазанов.

В ноябре 1999 года между Рамазановым и Молдабековым был заключён и заверен нотариусом договор доверительного управления на пакет акций ЗАО «Каз­экспортастык».

– Став депутатом и возглавив аграрный комитет, в хозяйственную деятельность компании я уже не вмешивался. Руслан, конечно, рассказывал мне о делах, иногда просил совета, но не более. Пока я занимался законотворчеством, он управлял ЗАО «Казэкспортастык» сам, – заверяет экс-мажилисмен. – Стартовое количество акций у нас было одинаковое, и по логике вещей Молдабеков должен был управлять моим имуществом так же эффективно, как и своим. Но на деле он старательно управлял в свою пользу.

О том, что Руслан Молдабеков стал чересчур самостоятельной фигурой, его бывший шеф задумался, когда закончился его первый депутатский срок.

– Тогда я попытался уже документально получить отчёт о том, как Молдабеков управляет моей долей, но Руслан начал увиливать, стал кормить обещаниями, – вспоминает Еркин Рамазанов. – Потом меня избрали на второй депутатский срок, потом на третий. Будучи депутатом, я считал, что не имею права использовать депутатский мандат во всякого рода выяснении отношений. Не хотел подрывать доверие, оказанное мне народом и президентом страны, не хотел омрачать имя своего отца и просто верил человеку, которого, считаю, воспитал и вывел на высокие позиции. Я человек старомодный, меня так учили родители, и для меня такие понятия, как вера, порядочность, честность, не пустой звук.

Парламентская деятельность мажилисмена Еркина Рамазанова завершилась в 2011 году. Всё это время у руля ЗАО «Казэкспорт­астык» оставался Руслан Молдабеков.

– Предприимчивый, даже очень. За то время, которое я был депутатом, он, оказывается, умудрился вывести активы из моей компании. Сегодня де-юре она есть, а де-факто она пустая. Схема, по которой действовал Молдабеков, простая: мои акции в ЗАО «Казэкспортастык» он постепенно «размыл», преобразовав общество в Товарищество, а также создав кучу других ТОО­шек и перекачав туда активы. Путём этих преобразований Молдабеков избавился от всех учредителей, в том числе от таких уважаемых людей, как Остапенко Ю.И., Бабаев С.А., Качурин В.И., а потом создал АО «Холдинг Казэкспортастык», куда вошёл единственным учредителем. Даже название дал то же, с тем же товарным знаком, и сумел его запатентовать! – говорит руководитель выпотрошенного ЗАО. – В период с 1999 по 2004 год имущество, принадлежащее когда-то ЗАО «Казэкспортастык», передавалось и распродавалось активно по заниженным ценам. Среди покупателей – агропредприятия Северо-Казахстанской и Акмолинской областей, подконтрольные Молдабекову, впоследствии ставшие новыми участниками АО «Холдинг Казэкс­портастык». Всё это я узнал относительно недавно.

По окончании депутатского срока Рамазанов решил всё же призвать своего доверителя к ответу и стал собирать необходимые для этого документы. И вдруг Молдабеков предложил пойти на мировую. Как выяснилось, в тот момент ему важно было не предавать огласке нелицеприятную историю, связанную с «Казэкс­портастыком»: как раз в это время он намеревался продать долю холдинга Европейскому банку реконструкции и развития – международному финансовому институту, который тщательно следит за юридической чистотой каждой сделки. По словам Еркина Рамазанова, ранее Руслан Молдабеков сообщил в иностранный банк, что является единственным учредителем крупного казахстанского холдинга. Если бы руководство ЕБРР узнало, что на часть компании, в которой оно планирует выкупить 13% акций, претендует ещё один учредитель, что её хозяева никак не могут решить между собой все финансовые вопросы, и более того, дело дошло до суда, сделка могла бы с треском провалиться. Чтобы не допустить огласки столь пикантной информации, Руслан Молдабеков сделал «ход конём»: попросил не поднимать шумиху, а взамен пообещал бывшему шефу расплатиться по долгам. Экс-мажилисмен идею пойти на мировую поддержал.

– Молдабекову крайне важно иметь в учредителях этот Европейский банк, а мне было важно защитить свои интересы. В итоге мы подписываем соглашение, в котором он обязуется выплатить мне денежную компенсацию траншами до 2014 года. Гарантом Молдабекова выступил Нурлан Тлеубаев – президент «Зернового союза», известный в стране человек. Для меня участие в этом соглашении Тлеубаева внушало большое доверие к подписываемому документу. Очень уважительно я отношусь к Нурлану, высоко оцениваю его порядочность. Он был в курсе всех наших взаимоотношений с Молдабековым, – рассказывает Еркин Рамазанов. – Все вместе мы заключаем трёхсторонний договор, но нотариально его не заверяем, опять-таки по предложению Молдабекова, чтобы не допустить разглашения и не спугнуть инвестора. В итоге он выиграл время, и сделка с ЕБРР стоимостью 45 млн долларов США состоялась. Но выплаты по нашему джентльменскому соглашению продолжались недолго. В 2012 году, вскоре после сделки с ЕБРР, Молдабеков отказался от дальнейшего исполнения взятых на себя обязательств.

Между тем экс-мажилисмен Рамазанов узнавал всё новые, весьма занимательные подробности перевоплощения своего детища – ЗАО «Казэкспортастык». К примеру, он неожиданно обнаружил, что компания, которую он в 1999 году передал во временное управление Руслану Молдабекову, в 2000 году была преобразована в ТОО «Агропромышленная корпорация «Жер», о чём есть соответствующий приказ, выданный департаментом юстиции г. Алматы. Рамазанов уверяет: согласия на такое преобразование он не давал.

– Есть нотариально заверенная копия Договора доверительного управления долей в имуществе ТОО «Агропромышленная корпорация «Жер», выданного 29 ноября 1999 года и заверенного нотариусом Мукановой Ш.Т. Однако нотариус официально и письменно отрицает, что удостоверяла данный документ, – делится подробностями Еркин Рамазанов. – Кроме того, дата подписания данного Договора доверительного управления и дата создания ТОО «Агропромышленная корпорация «Жер» вступают в явное противоречие. Получается, что я отдал в доверительное управление то, что ещё не было создано.

Тем временем дела в холдинге «Казэкспортастык» идут в гору. Европейский банк реконструкции и развития, который стал его законным акционером, предоставил компании заём в 35 млн долларов для выхода на международные фондовые рынки. Активно привлекаются инвестиции дочернего банка АО «Сбербанк России». У самого Руслана Молдабекова тоже, похоже, всё в порядке. Сегодня он не просто состоятельный человек, чья фамилия числится в списках журнала «Форбс Казахстан». Он награждён высшей государственной наградой «Герой труда».

В сентябре этого года Молдабеков и Рамазанов встретились в очередной раз. И снова разговор о долгах зашёл в тупик.

– Я сказал ему: соглашение наше конфиденциальное, но раз ты его не выполняешь, значит, я вправе его обнародовать и подать в суд на тебя официально. Он без тени смущения ответил: «Подавай», – рассказывает Еркин Рамазанов.

Заручившись аргументами и документами, Рамазанов написал исковое заявление, потребовав от Молдабекова вернуть долг. Каково же было его удивление, когда он узнал, что именно в это время Руслан Жумабекович экстренно разводится с женой.

Пока решение суда не вступило в силу, Рамазанов направил ходатайство о наложении ареста на имущество Руслана Молдабекова и его жены. Но суд ходатайство удовлетворил только в отношении имущества Молдабекова.

– Разводом он пытается защитить свой холдинг, – высказывает свою версию Жасулан Абишев, защищающий интересы Рамазанова в суде. – Если бы мы не успели подать это ходатайство до того, как решение об их разводе вступило в силу, то его жена имела бы право на 50% акций. А оставшиеся 50% акций он мог бы передать ей добровольно, и тогда она стала бы владельцем этого холдинга. Соответственно, мой клиент уже не имел бы права претендовать на акции.

Судебное разбирательство по делу «Казэкспортастыка» только начинается. Безусловно, в суде всплывут новые факты, прозвучат новые цифры, и мы к ним ещё вернёмся. А у Руслана Молдабекова наверняка есть свое мнение о ситуации вокруг «Казэкспорт­астыка». «Мегаполис» готов выслушать и его.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter