Большая часть пчелопродукции, производимой в Казахстане, нормам ВТО не соответствует. Так написал в ответе на запрос infornburo.kz Национальный союз пчеловодов Казахстана "Бал-Ара". Какие же требования выставляет Всемирная торговая организация? Во-первых, мёд должен проходить обязательную тепловую обработку и фильтрацию. Так из него удаляются продукты брожения, отфильтровывается пыльца и аллергенные вещества. Но вместе с тем уничтожаются некоторые витамины и микроэлементы, благодаря которым мёд считается лекарством от многих недугов. Во-вторых, особые требования предъявляются к пчелоинвентарю. Оборудование, изготовленное из цинковки, будет полностью запрещено. Если в мёде найдут следы цинка, то партия сразу будет забракована. Лечение пчёл некоторыми химикатами тоже будет недопустимо. По мнению вице-президента Национального союза пчеловодов Казахстана "Бал-Ара" Габита Нурадила, для полного соответствия всем требованиям ВТО по мёду необходимо полностью перестраивать пчеловодческие хозяйства, пасеки и производства.

"Нужно полностью менять мышление всех пчеловодов Казахстана. Конечно, ведётся образовательная и разъяснительная работа в этом направлении", - написал г-н Нурадил в ответе на запрос.

Габит Нурадил отметил, что в большинстве своём пчеловодство является династийным ремеслом: знания передаются от отца к сыну. Соответственно, пчеловоды работают по старинке, дедовскими методами. Приёмы и способы работы, технологии переработки мёда проверены годами. Теперь всё это перестраивается и модернизируется. Само оборудование, соответствующее стандартам, предъявляемым ВТО, высокотехнологичное и, самое главное, дорогое. Приобретение такого рода чудо-техники для пчеловодов, привыкших работать на полях и пасеках, является неподъёмным. То же касается вопросов оборудования тепловой обработки и фильтрации. Но Габит Нурадил считает, что пчеловоды должны привести всё в соответствии с нормами ВТО.

Пчеловоды на пасеке ИП "Важенин" в Алматинской области полагают, что новые требования могут погубить нашу пчеловодческую отрасль.

"В Казахстане пчеловодство действительно ведётся по старинке, дедовскими методами, - согласился пчеловод Андрей Солощенко. - Все пасеки практически любительские, содержат 30-40 пчелосемей, где-то даже меньше. Есть предприятия, которые пытаются объединиться, перейти на какой-то новый уровень, привезти новое оборудование, препараты. Но всё это очень дорого. Медогонка с электрическим приводом из нержавейки, которая соответствует всем стандартам, стоит порядка 250-300 тысяч тенге. Конечно, эти затраты окупятся, но на всё нужно время. Чтобы был смысл покупать оборудование для розлива и распечатки, нужны большие объёмы мёда. У нас таких предприятий практически нет".

К химическим лекарственным препаратам для пчёл у Андрея Солощенко двойственное отношение.

"Сейчас ухудшилась экология, общий иммунитет пчёл (они очень реагируют на экологические изменения). Если раньше мой дед лечил болезни пчелосемей чесноком, пихтовым маслом, то сегодня это не помогает. Поэтому на крупных пасеках обработку пчёл проводят с помощью химических препаратов", - объяснил он.

За качеством мёда следить очень сложно. В связи с финансовыми кризисами жизнь немного ухудшилась, поэтому люди пытаются на чём-то сэкономить. По мнению пчеловода, у нас даже местная культура потребления мёда страдает. Были годы, когда мёд вообще не употребляли.

Пчеловод Андрей Солощенко: "Люди просто забывают, как должен выглядеть настоящий мёд. В Европе совсем другие стандарты и по органолептическим показаниям и по химическим. В Израиле, насколько я знаю, по ГОСТам разрешено содержание определённого количества сахара в мёде".

По мнению пчеловода Александра Важенина, в такой ситуации пасечникам поможет выжить бартер.

"В 80-е годы мы отправляли мёд на экспорт в Японию и ФРГ, - рассказал он. - Тогда импортный товар очень ценился. За мёд нам поставляли дефицитные джинсы и видеомагнитофоны в три раза дешевле, чем они тогда стоили на рынке. Пчеловоды, которые сдавали  мёд, получали справки. Согласно этим справкам, они могли получать импортный товар. Воск - один к девяти отоваривался. Изменить мы ничего не можем. Решение о вступлении Казахстана в ВТО уже принято. И мы столкнёмся с проблемами в самое ближайшее время. Вопрос стоит: как выживать. Быть может, нам восстановить старую систему по экспорту"?

По мнению пчеловодов, опускать руки нельзя, даже если производство мёда станет какое-то время невыгодным.

Александр Важенин: "Если мы сохраним нефть, уголь и другие невозобновляемые ресурсы, потомки нам скажут спасибо. А если мы не возьмём то, что из года в год даёт нам природа, то внуки и правнуки над нами просто посмеются. Если мы сейчас опустим руки, будем покупать мёд в Китае или Новой Зеландии, пострадает наша продовольственная безопасность".

Что касается качества мёда, то, по мнению пчеловодов, с введением новых норм и требований оно должно ухудшиться.

Андрей Солощенко: "Это уже будет не мёд, а медовый продукт. Он будет дешевле. Но как это отразиться на здоровье людей?".

"Какое здоровье нации будет, если употреблять в пищу медовые продукты, использовать какие-то химические добавки? Например, крем-мёд – это тоже медовый продукт. При реакции мёда с воздухом получаются продукты окисления, и ещё неизвестно, как это сказывается на здоровье человека. Такой мёд быстрее теряет свои качества, ускоряется процесс старения. В обычном состоянии мёд, добытый добросовестным пчеловодом, может храниться веками. И этому есть примеры. Когда человек вмешается в этот процесс, ничего хорошего не получится. А европейские стандарты позволяют вмешиваться, кормить пчёл сахаром, добавлять что-то", - пояснил Андрей.

Потребителям будет очень трудно ориентироваться на рынке. Ведь на сегодняшний день медовый продукт в Казахстане не дешевле мёда.

"На последней ярмарке "Алтын кус" я специально сфотографировал цены вишнёвого мёда. Они варьировались от 3800 до 5000 тенге. И люди брали! В данном случае реклама магически действует на людей. Им надо попробовать что-то новое. Но это не от большого знания. Они покупают не мёд, а какой-то суррогат", - считает Александр Важенин.

"В мире есть крупные корпорации по производству медовых продуктов, они просто нас задавят. Сейчас в Казахстане пчеловодство только начинает подниматься. И когда на рынок хлынут медопродукты и мёд по дешёвой цене, пчеловодство в Казахстане затихнет", - предостерегает Андрей Солощенко.

Пчеловоды считают, что новые требования – это палка о двух концах, которая может больно ударить. Но в тоже время и может вывести наших пчеловодов на мировой рынок.

"Неминуемо будет гибель маленьких частных хозяйств, которые не справятся с этими нормами. Человеку сделать санитарную книжку – это тоже проблема. Обзавестись оборудованием, сделать соответствующие условия хранения.  При новых стандартах начать с нуля заниматься пасекой будет очень проблемно. Почти невозможно", - уверен Андрей Солощенко.

Пчеловоды считают, что для нашего рынка должны быть одни стандарты, для экспорта – другие. Должен быть централизованный орган, который бы контролировал качество мёда на государственном уровне. Необходимо создать лаборатории качества, причём заключение они должны делать с наименьшей бюрократической проволочкой. Для пчеловодов летом каждая секунда на вес золота. Всё это было в Советском союзе. Нужно что-то учесть из старого опыта, что-то новое добавить. Казахстан может быть одним из крупнейших производителей мёда. А это звучит гордо.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter