Да здравствует 29 мая – День Евразийской интеграции! Правда, этот день ещё не наступил. Но он наступает на нас всей неотвратимой мощью. «Праздник к нам приходит», – поют в Москве. «Веселье приносит и вкус бодрящий», – вторят в Астане. «У праздника вкус-то не настоящий», – немного не в такт подпевают в Минске.

В этот день должно произойти судьбоносное событие – подписание Договора о создании Евразийского экономического союза. Союз образуют три страны: Россия, Казахстан и Беларусь. Главы этих держав собрались 29 апреля в гостях у Батьки Лукашенко, чтобы договориться по тем вопросам, которые не были решены их подчинёнными.

Оказалось, что встрече была уготована роль решающей. Судя по тому, что услышали журналисты в ходе открытого заседания, подписание Договора о создании ЕАЭС могли перенести на неопределённый срок. На это намекал каждый третий участник Союза, в смысле – Александр Лукашенко. Он сказал, что требуется честный, «мужской» разговор, так как подписание не за горами. С 1 января 2015 года Союз уже должен действовать, а некоторые принципиальные вопросы до сих пор не решены.

– Нам предлагают сегодня оставить нерешёнными те проблемы, которые надо было бы разрешить ещё на предыдущих этапах, – «негодовал» Александр Григорьевич, читая по бумажке. – По нашему твёрдому убеждению мы должны выходить на конкретные рубежи, одним из которых является полноформатный Таможенный союз. Между его членами не должно быть никаких ограничений в движении товаров, какими бы чувствительными они ни были.

Проблема, о которой говорил Батька, конкретная. И ей сто лет в обед. Беларусь получает российскую нефть в соответствии с определёнными квотами, например, на первое полугодие 2014 г. – это 11,5 млн тонн. Эта нефть поставляется в Беларусь без всяких пошлин, хотя, если производители будут отправлять её на экспорт за пределы Таможенного союза, пошлина составит 387 долларов за тонну. Нефть эта перерабатывается на белорусских заводах. Если продукты переработки остаются внутри Беларуси, никто никому ничего не должен. Если же они отправляются дальше, за пределы Таможенного союза, Беларусь возвращает России экспортную таможенную пошлину. Ранее Лукашенко говорил, что речь идёт о 4 млрд долларов ежегодно.

Александр Григорьевич давно бьётся за то, чтобы эту пошлину не платить – именно это он подразумевает, когда говорит об отмене «ограничений в движении товаров». Россия на это пойти не может. Главным образом потому, что есть большая вероятность экспорта российской нефти через Беларусь с колоссальной экономией на пошлине. Потери бюджета России составят в этом случае не менее 30 млрд долларов в год. Собственно это, как подозревают в российском правительстве, происходит уже сегодня. Подозревают, но сами вслух не говорят. Зато в сюжете Первого канала открытом текстом заявляется: «Белоруссия не хочет платить России пошлины за нефть, которую та ей поставляет, а Белоруссия, в свою очередь, перерабатывает нефть и продаёт на Запад под видом «растворителей», с которых пошлина не взимается».

Кстати, в Казахстан российская нефть тоже поставляется без пошлин, прежде всего для поставок на Павлодарский нефтехимический завод. Но это обмен: Казахстан в ответ отдаёт такое же количество нефти в другом месте. Таким образом, Россия оставляет пошлину в своём бюджете.

Так что Казахстан при обсуждении этой проблемы может выступать разве что посредником и наблюдателем. Поскольку желание договориться по данному вопросу у Минска и Москвы большое, надо внимательно «следить за руками»: в ходе переговоров могут возникнуть варианты, которые ударят по Казахстану, в частности, чреваты повышением внутренних цен на нефть и нефтепродукты. Вот мы и следим, и помогаем им договориться, а они всё никак договориться не могут. Может быть, дело в том, что Батька относится к вопросу снятия ограничений выборочно. Например, до сих пор в Беларуси существует институт специмпортёров – это компании, которые имеют исключительное право ввозить тот или иной товар в страну, например алкоголь или табак. На свободное перемещение товаров, согласитесь, вообще не похоже.

Ничего тут удивительного нет. У каждой страны свои особенности таможенного и налогового регулирования, свои приоритеты в развитии экономики, и привести их в соответствие сложно, а быстро – невозможно. Поэтому давным-давно, ещё со времён подготовки Таможенного союза, стороны действуют таким образом: к назначенному сроку подписывают соглашение по тем пунктам, которые согласованы, а по нерешённым проблемам устанавливают переходный период, в течение которого договариваются эти вопросы урегулировать.

Так, видимо, было предложено и в этот раз. Но президент Беларуси посчитал это неприемлемым. И даже поёрничал на эту тему:

– Новаторские предложения по срокам реализации договорённостей через 10 лет, то есть к 2025 году, по меньшей мере звучат странно. Если мы не готовы принимать меры сейчас, то это надо открыто признать… Мне кажется, тогда и говорить о Евразийском экономическом союзе надо лет через десять, если мы сегодня не готовы.

В переводе с дипломатического «белорусского» языка на простой русский это означает: или мы сегодня договариваемся о том, что Беларусь ничего за российскую нефть не платит, или никакого ЕАЭС не будет. Подкрепил этот завуалированный ультиматум Батька ещё двумя аргументами: «Нас в спину никто не толкает» и «Интеграция ради интеграции никому не нужна».

Нурсултан Назарбаев спорить с коллегой не стал: «Я тоже за то, чтобы нам лошадей не гнать». И в то же время высказал уверенность, что проблему можно решить, не срывая подписания договора: «Я думаю, мы сегодня, как всегда, по-товарищески доверительно обсудим каждый пункт и будем решать, что нам делать».

Заодно президент Казахстана высказал свою позицию и по поводу «новаторских подходов»: «По наиболее чувствительным вопросам предусмотрены переходные периоды. Наши коллеги-эксперты из комиссии работали и нам оставили вопросы, по которым они не договорились». И подчеркнул: «Мы консенсус всегда находили».

Владимир Путин тоже постарался уравновесить пессимизм Батьки: «За последнее время проделана большая работа на экспертном правительственном уровне. Совсем недавно главы правительств встречались, прорабатывали все эти вопросы, и ими тоже очень много сделано. Подготовлен большой, объёмный, основательный документ в 600 страниц».

Самое забавное, что этот «диалог для телевизора» состоялся уже после того, как главы трёх государств провели переговоры в узком составе. В нарушение ранее запланированного порядка они начали не с открытой встречи, а с закрытой. Так что на открытую пришли уже после первоначального обсуждения. Выступив с речами перед камерами и для камер, президенты отправились обедать («Война войной, а обед по расписанию», – как всегда, тонко пошутил Путин), продолжив диалог уже без прессы. О принятом решении журналистам сообщил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко: «Не позднее 2025 года начинают функционировать общие рынки газа, нефти, нефтепродуктов, к 2016 году концепции каждого рынка президенты утвердят. Пошлины на нефтепродукты на сегодняшний день – предмет двусторонних договорённостей». То есть стороны договорились договор всё-таки подписать, а проблемный вопрос, беспокоящий Батьку, решать в двустороннем порядке – между Россией и Беларусью.

В самом деле, не отказываться же из-за каких-то «растворителей» от создания «одного из ключевых экономических макрорегионов мира», как охарактеризовал ЕАЭС Нурсултан Назарбаев в ходе своей лекции в МГУ. Кстати, там же он заявил: «Мы не лепим сверкающего белизной снеговика, который может растаять при новых изменениях геоэкономической или геополитической конъюнктуры».

Так что с наступающим праздником вас, с Днём Евразийской интеграции!

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter