С неожиданной стороны проявил себя один из экс-лидеров Конгресса молодежи Казахстана Чингиз Лепсибаев. В порыве ревности успешный активист, бывший ректор региональной школы государственной службы, до полусмерти избил свою невесту, которая решила с ним расстаться.

Чингиз Лепсибаев и Елена Волошина встречались почти три года. Осенью планировали сыграть свадьбу.

– Чингиз нам очень нравился: всегда такой вежливый, спокойный. И еще он очень целеустремленный человек, – рассказывает мама Елены Нина Викторовна. – Он с Леночкой в КарГУ познакомился. Она заочно на дизайнера учится. Там он ее и заприметил, стал привлекать к своим молодежным проектам. Вроде все хорошо у них было. Но когда молодые решили жить вместе, что-то пошло не так... Начались финансовые проблемы, у Чингиза откуда-то появились долги...

По отзывам знакомых, Чингиз всегда был хватким, пробивным парнем. Свою карьеру молодежного лидера он начал с руководителя художественного сектора Карагандинского металлургического института. Потом стал ректором Карагандинской региональной школы государственной службы – совместного проекта Агентства РК по делам госслужбы и Конгресса молодежи Казахстана. На общественных началах Чингиз Лепсибаев работал волонтером, дебатным тренером, наблюдателем на выборах и молодежным помощником бывшего депутата сената Уалихана Кайсарова. Молодой лидер хватался за все, что только можно. Он создал и возглавил Союз молодежи города Темиртау. Потом бросил свою организацию, с головой уйдя в дела Конгресса молодежи Казахстана, где стал заместителем председателя. Но активная политическая жизнь не приносила особых материальных благ.

– Дочь работала, он брал деньги у нее, – говорит Нина Викторовна Волошина. – Потом оформил на нее кредит. Потом пришел к нам и предложил заложить нашу квартиру. Мы, конечно, отказались, но насторожились. Тогда-то Лена и решила с ним расстаться.

– Отношения у нас изменились, – рассказывает Елена. – Чингиз стал каким-то нервным, раздражительным. Мог ни с того ни с сего повысить голос, накричать на меня. Раньше он такого себе не позволял. И хотя мы уже договорились о дне свадьбы, я предложила пожить какое-то время порознь, проверить наши чувства. Он согласился. Вскоре я поняла, что каких-то особых чувств к Чингизу у меня не осталось. Я сказала, что нам лучше расстаться. Но он ничего не хотел слушать. Тогда я стала от него прятаться, ночевала у родственников, у подруг. Несколько недель назад он меня нашел у подруги. Предложил поговорить. А когда я открыла дверь, ударил меня по лицу, схватил за волосы и потащил на улицу. Потом каялся, прощения просил…

22 мая Чингиз пришел к Лене на работу. Сказал, что им надо расставить все точки над i. И если она решила расстаться, пусть будет так. Взамен просил об одном – съездить с ним в Астану, где у него были какие-то дела. Если за время поездки девушка не передумает, что ж, значит, так тому и быть.

Дальнейшее девушка вспоминает как один сплошной кошмар.

– Мы уже возвращались из столицы в Караганду. Я задремала. А Чингиз, воспользовавшись этим, взял мой сотовый телефон и стал просматривать список SMS-сообщений, – рассказывает Елена. – Одно из них было от парня, с которым я недавно познакомилась. Мы даже встретились один раз, в кафе посидели. Увидев это сообщение, Чингиз пришел в ярость. Он остановил машину, вытащил откуда-то нож и побежал в степь, крича, что убьет себя. Я бросилась за ним. Он приставил нож себе к горлу. У меня была истерика. Я кричала, чтобы он перестал меня пугать, что я люблю его и только его. Вдруг Чингиз спокойно улыбнулся и, как ни в чем не бывало, пошел в машину. А я никак не могла прийти в себя. Мне было страшно. У первого же поста дорожной полиции я открыла окно и стала кричать. Нас остановили. Я все рассказала. А Чингиз… Он просто улыбался и говорил, что у него был небольшой нервный срыв, но теперь все в полном порядке. Полицейские ему поверили…

Домой в тот день Елена так и не попала. По дороге Чингиз Лепсибаев предложил ей заскочить на минутку в Темиртау к его матери. Но та уехала на дачу, в квартире никого не было.

– Не знаю, что там у него в голове повернулась, но, как только мы зашли внутрь, он ударил меня по голове, – говорит Елена Волошина. – Я упала и, кажется, потеряла сознание. Очнулась от того, что он вылил на меня тазик воды. А когда увидел, что я пришла в себя, начал меня пинать, стараясь попадать по животу.

Экзекуция бывшей невесты продолжалась несколько часов. Потом Чингиз вытащил девушку на улицу, затолкал в машину и поехал в Караганду. Только привез он ее не домой, а на свою съемную квартиру. Там издевательства начались с новой силой.

– Он то меня бил, крича, что «такая, как я, ему не нужна», то падал передо мной на колени и говорил, что без меня он тоже не может, – вспоминает девушка. – Потом мог плюнуть мне в лицо и снова начинал бить. При этом Чингиз то и дело повторял, что, если я не останусь с ним или расскажу кому-нибудь о происходящем, то он убьет себя и я не смогу с этим жить. А его мать меня проклянет. Сейчас я не понимаю, как так могло случиться, но в тот момент мне не было страшно за себя. Я боялась за него и за его маму…

Последнее воспоминание Елены – как ее бывший жених вызывает «скорую». И просит рассказать врачам, будто она упала и ударилась животом об угол стола.

В больнице она так и сказала. Только опытные доктора ей не поверили. Но это было уже потом. Когда Елену Волошину доставили в приемное отделение, девушка находилась при смерти. Ей сразу же назначили операцию.

– Травмы были очень серьезные: разрыв селезенки, внутреннее кровотечение, – перечисляет заведующий отделением экстренной хирургии Ербол Аймагамбетов (на фото). – Во время операции оказалось, что у пострадавшей еще и разрыв печени. Но ей повезло – доставили вовремя. И хирург как раз дежурил очень опытный…

Придя в себя после операции, девушка попыталась представить произошедшее с ней как несчастный случай. Но после того врачи сказали, что от удара о стол таких травм быть не может, во всем призналась. Хотя писать заявление на некогда любимого человека все равно отказалась. Так что все это вполне могло сойти ему с рук. Однако вождь молодежи сам все испортил.

– Он продолжил преследовать меня в больнице, правдами и неправдами пробирался в палату и запугивал, угрожая самоубийством, – говорит Елена. – И чем больше он угрожал, тем меньше я ему верила. Зато я всерьез стала бояться за себя. Родители убедили меня в том, что единственный выход – это привлечь Чингиза к ответственности. Я не хочу, чтобы его посадили. Но я готова на все, лишь бы больше никогда не видеть этого человека…

Справка «Мегаполиса»

Чингиз Лепсибаев с 2002 года возглавлял Союз молодежи Темиртау, с 2003 года в течение двух лет руководил Ассоциацией молодежных организаций Карагандинской области. С 2006 года являлся директором Карагандинской региональной школы государственных служащих. Уже через год работал в Астане в ОЮЛ «Конгресс молодежи Казахстана» в должности заместителя исполнительного директора. На данный момент возглавляет общественный фонд «Центр поддержки НПО г.Астаны».

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter