Прошёл ровно год, как пенсионные активы частных НПФ были объединены под крышей Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). Пришло время подводить предварительные итоги. Да только, как выясняется, благодаря реализуемым механизмам наш потенциальный пенсионер оказался в роли того растерявшегося богатыря, который неожиданно оказался перед путеводным камнем с выбитыми письменами: направо пойдёшь – накопления потеряешь, налево пойдёшь…

Как правило, даже в сказках здоровенная глыба, оказавшаяся невесть каким образом на пересечении дорог, тоже не предлагала богатырю безопасных вариантов. Их предлагалось три, и выбрать наименьшее из зол всё же было возможно. Но только не в нашем случае, когда пенсионера потчуют всевозможными обещаниями, но при этом о возможных рисках речи как бы и не ведётся.

БУРЛЕНИЕ ЕДИНОГО КОТЛА

За прошедший год чего только рачительные чиновники не напридумывали, чтобы заставить работать аккумулированные в недрах фонда средства граждан. Напомним: идея укрепить пенсионными деньгами разваливающийся банковский сектор возникла у главного финансового регулятора страны, после чего в апреле 2014 года председатель Национального банка Кайрат Келимбетов заявил, что часть активов ЕНПФ будет предоставлена в виде долгосрочных депозитов частным банкам на срок от пяти до десяти лет.

Затем чиновники вдруг стали поговаривать о необходимости инвестировать пенсионные активы в инфраструктурные проекты в рамках ФИИР. Наконец, светлые головы в правительстве решили обобщить все идеи и направить пенсионные накопления на кредитование сельского хозяйства. Согласно «Плану мероприятий по реализации поручений главы государства», подготовленного по итогам февральского расширенного заседания правительства, из средств ЕНПФ в 2015 году порядка 80 млрд тенге будет выделено для финансового оздоровления субъектов АПК. Причём эти средства, по словам г-на Келимбетова, будут размещены через «Каз­Агро» в банках второго уровня.

Только представьте: стоит потенциальный пенсионер перед выбором, где ему предлагают три варианта. И все три пути выводят к одному, и, как выясняется, далеко не самому лучшему. Главная проблема, утверждают противники «светлых» идей, в том, что ЕНПФ всего лишь аккумулирует народные средства, но при этом не может управлять этими активами, поскольку эта прерогатива отдана на откуп главному финансовому регулятору страны. В этом случае пенсионный фонд превращается лишь в источник средств для нужд правительства и квазигосударственного сектора. Нацбанк же, будучи государственной структурой, естественно, отдаёт предпочтение инвестированию в государственные инструменты. При этом вопрос о том, насколько это выгодно самим вкладчикам, – уже дело десятое.

А тем временем представители финансовых институтов трубят в фанфары, обещая манну небесную в виде повышения инвестиционной доходности в 2015 году до 7,5% в годовом выражении. Но пока инвестиционный доход, полученный ЕНПФ за два месяца 2015 года, составил 37,65 млрд тенге. Общая сумма пенсионных накоплений на 1 марта 2015 года – 4,6 трлн тенге, тогда как, по данным ЕНПФ на 1 июня 2014 года, сумма пенсионных накоплений составляла 4,0 трлн тенге.

В доказательство того, что всё несбыточное осуществимо ЕНПФ, потрясает цифрами перед носом обалдевшего пенсионера. К примеру, выступая 30 марта на заседании дискуссионного клуба ЕНПФ, заместитель председателя правления АО ЕНПФ Руслан Ерденаев, сообщая о предварительных итогах первого года работы, отметил, что по состоянию на 1 января 2015 года общая сумма пенсионных накоплений превысила 4,5 трлн тенге.

Согласно данным, опубликованным на сайте фонда, количество вкладчиков по обязательным пенсионным взносам увеличилось с 9,2 млн (01.06.2014 г) до 9,6 млн (01.01.2015 г). Количество вкладчиков по добровольным пенсионным взносам выросло незначительно – с 40 430 до 40 889.

Инвестиционный доход, полученный ЕНПФ в 2014 году и распределённый на индивидуальные пенсионные счета вкладчиков, составил 183,96 млрд тенге. Всего за 2014 год пенсионные накопления казахстанцев приросли на 784,4 млрд тенге. Однако, по утверждению Руслана Ерденаева, доходность пенсионных активов за 2014 год значительно превысила показатель предыдущего года и составила 6,31% против 2,2%.

Впечатляет. Но что кроется на самом деле за этими сухими цифрами?

СКАЗКА ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЁК

Независимые аналитики отмечают, что текущая информация, распространённая сотрудниками ЕНПФ, ещё не говорит о радужной перспективе наших пенсионных накоплений. Ведь инвестиции, произведённые за счёт активов аккумулированных в ЕНПФ, несут в себе существенные риски. Особенно, если учитывать в целом слабые финансовые результаты многих компаний, в том числе в сельскохозяйственном секторе. К тому же инвестирование пенсионных активов в ограниченный круг ценных бумаг при изначально низкой капитализации фондового рынка, а именно то, что сегодня наблюдается, может привести к искусственному повышению рыночных котировок и тем самым спровоцировать спекуляции с финансовыми активами. С другой стороны, причины рисков кроются в коррупции, висящей дамокловым мечом над нашей экономикой, и механизмах управления средствами ЕНПФ.

«Абсолютно нет никакой гарантии, что средства, которые планируется направить на инвестиционные проекты, будут возвращены. Более того, есть определённые опасения, что эти деньги исчезнут. Даже сейчас, когда пенсионные фонды через биржу покупали бумаги неких компаний и инвестировали проекты, эти компании затем объявляли дефолт и никакие силовые органы, призванные защищать интересы государства и граждан, не расследовали причин дефолта. Именно уже существующие негативные примеры дают мне основание предполагать, что и в дальнейшем судьба пенсионных денег может быть очень печальной», – отметил в комментариях «Мегаполису» экс-глава Ассоциации пенсионных фондов Казахстана Айдар Алибаев.

Основная причина возникновения рисков, по его мнению, кроется в неистребимой коррупции среди чиновников. «Иными словами, у нас сегодня можно инвестировать любые деньги хоть куда, в любые проекты. Но, если там есть чиновник, а эта категория есть везде, риски исключительно высоки», – резюмировал эксперт.

Конечно, нельзя не понимать, что инвестиционные риски есть абсолютно во всех инструментах. Другой вопрос: кто может просчитать эти риски? Государство, по мнению управляющего партнёра TengriPartners Ануара Ушбаева, не может быть эффективным менеджером. «Если эти риски просчитывает само государство и при этом оно же финансирует проекты, налицо потенциальный конфликт интересов – у государства как инвестора и государства как заёмщика», – отметил эксперт.

По идее, если бы ЕНПФ управлялся независимо, то, возможно, какие-то проекты получили бы фондирование, а какие-то нет. Но когда с обеих сторон государство выступает в роли управляющего, не исключено, что средства могут получить те проекты, которые их вообще не заслуживают.

Посему, быть может, стоит вспомнить основной постулат пенсионной системы, который обосновывается необходимостью снижения бедности среди пожилых людей. Есть и ещё один момент, на который финансовому регулятору и ЕНПФ стоило бы обратить внимание. По данным фонда, с момента запуска услуги электронного портала (e-gov) было выдано 3 800 выписок с индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков. Более 3 млн человек обратились в 2014 году в офисы ЕНПФ за информацией по вопросам пенсионного обеспечения. Наконец, с запуском мобильного приложения было произведено более 33 тыс. скачиваний. Это значит, что люди серьёзно интересуются своими пенсионными накоплениями и не позволят государству спускать их сбережения в никуда.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter