Старший прокурор управления 10-го департамента Генеральной прокуратуры Руслан Токтагулов считает, что первый год работы по новым кодексам показал хорошие результаты.

"За нетяжкие нарушения уголовного закона суды стали реже лишать свободы. Теперь, когда дело заканчивается приговором, штрафуют каждого пятого представшего перед судом, каждого десятого привлекают к общественным работам, каждый третий ограничен в свободе", - цитирует Руслана Токтагулова пресс-служба Генеральной прокуратуры.

Как уточняет пресс-служба главного надзорного органа, хоть дел и осуждённых в 2015 году стало больше на 22%, чем 2014, за решётку отправилось меньше на 13%.

"Почти 76% получили шанс доказать своё исправление на свободе. То есть задача №1 – снизить репрессивный потенциал уголовного закона – выполняется", - поясняется в распространённом сообщении.

По словам Руслана Токтагулова, такие показатели достигнуты в первую очередь в результате расширения в новом Уголовном кодексе диапазона мягких видов наказаний.

"Впервые в истории страны число заключённых снизилось до 40 тысяч человек. Порядка 12 тысяч вышли на свободу досрочно, возместив ущерб потерпевшим. В мировом тюремном индексе мы переместились на 55 место, ближе к наиболее благополучным странам", - считает он.

Пресс-служба Генеральной прокуратуры отмечает, что таким образом новый Уголовный кодекс проявил заложенный в нём гуманистический потенциал. Однако работа в изменившихся условиях потребовала каждодневного разъяснения законодательных новелл, сопоставления их с ранее действовавшими положениями.

"Нередко возникало ошибочное понимание норм закона. К примеру, на практике возник вопрос, с какого момента необходимо исчислять шестимесячный срок, указанный в статье 430 нового Уголовного кодекса, для привлечения к ответственности за неисполнение приговора, решения суда, иного судебного акта, исполнительного документа. В новой редакции этой статьи законодатель отказался от слова "злостность", заменив его указанием на срок неисполнения свыше шести месяцев", - говорится в распространённом сообщении.

Также поясняется, что ранее злостным неисполнением признавалось длительное неисполнение судебного акта после письменного предупреждения, игнорирование неоднократных требований судебного исполнителя, открытый отказ либо иное уклонение от выполнения. Вопрос об ответственности мог быть поставлен по истечении срока исполнительного производства, так и во время этого производства.

Пресс-служба поясняет, что теперь состав более формализован и начало срока необходимо связывать с моментами, указанными в статье 11 Закона "Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей":

  • в случаях, когда судебный акт подлежит немедленному исполнению, со следующего рабочего дня после вынесения решения; при исполнении исполнительных листов, выданных на основании судебных актов в части имущественных взысканий, со дня, следующего после вступления судебного акта в законную силу либо окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта;
  • при исполнении исполнительных листов, выданных на основании определения суда о принудительном исполнении решений арбитража или третейских судов, со дня, следующего после вступления решения в силу;
  • при исполнении постановлений судов, вынесенных по делу об административном правонарушении, со дня вынесения постановления;
  • по всем остальным исполнительным документам – со дня, следующего после их выдачи;
  • по исполнительным документам, выписанным на основании решений о взыскании периодических платежей (по делам о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья и другим), – для каждого платежа в отдельности со дня наступления соответствующего периода.

"Время, в течение которого должник не мог в силу объективных причин исполнить судебный акт, не учитывается. Кроме того, не учитывается время, на которое приостановлено: исполнение решения суда первой инстанции судом апелляционной инстанции; исполнение судебного акта для проверки в кассационном порядке председателем Верховного Суда, Генеральным прокурором; исполнение постановления об административном взыскании, в случае принесения протеста", - уточняется в сообщении пресс-службы. 

Напомним, ранее глава криминологической ассоциации Казахстана заявлял, что лишение свободы накладно для бюджета страны.

"У нас мало оправдательных приговоров. Судебные органы приговаривают к лишению свободы. Это накладно для бюджета в условиях финансового кризиса. Мы знаем, что в казахской степи вообще вопроса тюрем не было, понятия "тюрьма". Даже на замок двери не закрывались. В этой связи нам нужно где-то тот опыт, которым жили наши предки, перенимать в настоящее время", - высказался глава криминологической ассоциации Омрали Копабаева.  

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter