Министерство здравоохранения крайне не довольно стоимостью услуги экстракорпорального оплодотворения. В Казахстане это порядка 3-4 тысячи долларов. А во всём мире цены уже давно снизились, так как появились более дешёвые технологии. Пора их применять и в Казахстане, считает вице-министр здравоохранения Эрик БАЙЖУНУСОВ.

– Эрик Абенович, почему цены на ЭКО у нас такие высокие?

– Потому что в Казахстане для этого используются сложные и дорогие технологии. Во всём мире они уже давно подешевели, появились альтернативные технологии. ЭКО уже не считается каким-то чудом, медицина идёт дальше. К тому же рынок ЭКО-центров в нашей стране создан, сегодня их семь. А раз есть конкуренция, то и цена должна падать. Вообще услуги ЭКО должны быть доступными среднему классу, а не только богатым.

– А там реально высокая себестоимость или просто маржа такая?

– Мы проанализировали, себестоимость реально высокая. Минздрав этим очень недоволен. Мы сейчас ищем пути удешевления данной процедуры.

– Вы сказали «медицина идёт дальше». А куда дальше?

– Сам процесс оплодотворения сегодня уже в достаточной степени освоен казахстанскими медиками. Никаких технических трудностей в этом нет. Сейчас наука уже развивается в сторону определения пола ребёнка до оплодотворения. То есть, чтобы будущая мама могла планировать конкретно девочку или мальчика.

Есть и другие технология, так сказать, «около ЭКОшные», которые можно использовать для лечения бесплодия и профилактики репродуктивного здоровья. Они особенно полезны для генетических исследований. Нам важно, чтобы это было в Казахстане, так как даст импульс для развития регенеративной медицины, стволовых клеток.

– А что даст народу регенеративная медицина?

– О, многое! За ней будущее. Это даст прогресс в пластической хирургии, больше не придётся искать донорские органы и кровь. Больше всего нас интересует выращивание искусственных органов.

Сегодня в мире уже научились выращивать часть роговицы и поджелудочной железы. В мире эти технологии активно развиваются. Кто добьётся выращивания всех органов, тот и на коне. Это станет прорывом в трансплантологии. Сейчас это пока кажется фантастикой, но в воздухе уже чувствуется, что это реально. Думаю, в ближайшие 10 лет наука уже дойдёт до этого, и Казахстану нужно постараться не отстать от данных трендов.

– А наши медики ещё не пытались ничего выращивать?

– Нет пока. Мы сейчас уже пересаживаем стволовые клетки, к нам даже американцы приезжают лечиться. В Алматы есть прекрасный медцентр, который этим занимается. То есть одну из ступеней мы уже освоили, хотя бы научились лечить стволовыми клетками. Непосредственно до выращивания органов нам пока далековато, но двигаемся в этом направлении. Когда научимся, то многие неизлечимые болезни сможем победить, в том числе онкологию.

Такие задачи ставим перед собой. Осенью планируется глобальная конференция в Алматы по актуальным медицинским вопросам. Там будут выдающиеся учёные, и все вместе мы определим перспективы развития казахстанской медицины на ближайшие 15–20 лет.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter