Знаменитости, продавая лица для рекламы, продают на время право использования своего образа для общения чужого бренда с его потребителями. Блэр – вполне себе звезда. Казахстан – бренд, инвесторы – потребители. В учебниках по PR такой временный альянс называют «эффектом присоединения». Раскручиваемый бренд присоединяют к уже хорошо раскрученному. Раскручиваемый платит деньгами, раскрученный – репутацией.

Делать деньги на известных личностях научились и граждане. И вовсе не продавая автографы. В Кыргызстане на кандидатов в президенты делают ставки в букмекерских конторах. Игроки оценивают реальные шансы кандидатов дойти до финиша.

Тони Блэр тоже был не единственным кандидатом в советники. Целый «ряд видных зарубежных государственных деятелей откликнулся на предложение правительства Казахстана в предоставлении консультаций», – заявил во вторник официальный представитель казахстанского МИДа Алтай Абибуллаев.

Риски в случае с таким брендированием очевидны. Звезда – это живой человек, и завтра он может повести себя не в соответствии с концепцией бренда, а его поведение уже станет частью имиджа корпорации с именем «Казахстан». Но Блэр достаточно долго был политиком, чтобы понимать это. И ставить в зависимость. От опасности например. Или от гонорара.

В Казахстане – стабильность. К счастью, нет даже намёка на опасность быть убитым в своем доме во время ужина, как это случилось с советником президента Афганистана Джаном Мохаммед Ханом. И, к сожалению, нет надежды на бесплатную яичную маску лица, спины и других частей тела, как это получилось у советника президента Украины Анны Герман. Наверняка не придётся заявлять о том, что авторитет премьер-министра падает, как это сделал экономический советник президента России Игорь Юргенс в интервью Reuters. И уж точно не отправят в отставку указом главы государства «по его просьбе», как это случилось с советником двух президентов: Владимира Путина и Дмитрия Медведева – Владимиром Шевченко. Впрочем, этот сам виноват: не следовало выезжать с мигалкой на встречную полосу.

Экономическими советниками Нурсултана Назарбаева были разные иностранные учёные и предприниматели: еврей и миллиардер, известный во Франции Алекс Москович, доктор Чан Янг Бэнг – американ­ский профессор корейского происхождения, экс-глава Всемирного банка Джеймс Вулфенсон.

Параллельно в стране создавалось ядро из «профи» высшей пробы, способных работать в экономике. Возможно, сегодня их не столько, сколько нужно, но они, получившие образование в лучших университетах мира, есть.

Может быть, поэтому, как признают многие, казахстан­ские реформы за последние 10–15 лет опередили меры в других странах СНГ? Страна дважды провела налоговую амнистию и снизила нагрузку на бизнес, темпы среднегодового роста ВВП в предкризисные годы – 9-13% сопоставимы с китайскими. Казахстан довольно спокойно перенёс мировой кризис: в 2009 ВВП сохранился на прежнем уровне, в 2010 г. вырос на 7%. И, может, поэтому публикации зарубежных СМИ по поводу как Блэра, так и Казахстана полны сарказма?

Новость о появлении европейского советника вызвала резонанс и в самом Казахстане. По словам представителя МИД Абибуллаева, мировой опыт показывает, что советы известных политиков «приносят важные практические результаты инвестиционной привлекательности страны и принятию современных законов». Советник президента Ермухамет Ертысбаев тоже не против нового конкурента. Блэр будет консультировать Казахстан и по политическим вопросам. А его рабочая группа – «это профессионалы высокого класса», – смиренно заявил Ертысбаев.

Политолог Нурлан Еримбетов считает, что власти привлекли Блэра, скорее, для улучшения имиджа страны. Появились одобряющие и критические мнения депутатов парламента Казахстана. Депутат мажилиса Аманжан Жамалов надеется, что от советников «наверное, польза будет». Но его коллега Сат Токпакбаев не думает, что наём Тони Блэра – «это хорошее решение: у нас своих кадров достаточно. Это 15–20 лет назад такое практиковалось».

Что Блэр может привнести в имидж Казахстана? Нейтральное видение, свежий взгляд человека, имеющего большое информационное поле, новые контакты с другими политиками и президентами?

Почему Блэр выбрал Казахстан? Возможно, его привлёк уже отчасти знакомый и перспективный рынок. И желание руководства страны выйти в мировые лидеры. Его г-н Блэр может отчасти удовлетворить. Не зря ведь пишут, что он сколотил целое состояние на контактах, наработанных во время премьерства. Сейчас он консультирует финансовые организации и правительства: банк JP Morgan, правительство Кувейта, суверенный фонд Абу-Даби и многих других.

Сделка с Казахстаном, по данным The Daily Telegraph, оценивается по крайней мере в восемь миллионов фунтов стерлингов в год. Но Блэр, по сведениям Mail Online, вообще категорически отрицает наличие какой-либо «личной выгоды» от сделки. Казахстанский МИД «не располагает информацией, на какой основе данные политические деятели (откликнувшиеся на предложение правительства в предоставлении консультаций. – Авт.) консультируют правительство Казахстана», – заявил Алтай Абибуллаев.

Можно было бы развесить по Европе билборды Казахстана, но в данном случае дешевле, наверное, было позвать Блэра. Впрочем, рынок – покажет.

Мастерство политика не только в том, чтобы находить правильные решения, но и в том, чтобы принимать их вовремя, пока проблема не стала катастрофической. В таких ситуациях своевременный правильный совет дорогого стоит. Вероятно, советы г-на Блэра позитивно скажутся на отношении иностранных инвесторов к Казахстану. И улучшат инвест- и бизнес-климат в стране. Хотя события, оказывающие влияние на мировые экономику и финансы, и, следовательно, политику, сегодня происходят в Европе и США. И они затмили всё, что инвесторы могут думать или не думать по поводу недавних политических новостей в Казахстане.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter