Йоко Оно, вдова Джона Леннона, затеяла глобальный арт-проект в поддержку жертв домашнего насилия. К нему уже присоединилась целая армия женщин из разных стран мира. Казахстан пока остается в стороне от этой акции, хотя проблема бытовой тирании стоит у нас очень остро.

Глаза, полные боли. Глаза, полные слез. Глаза, полные отчаянья. На этой выставке они преследуют тебя повсюду: глаза женщин, прошедших девять кругов ада. Этим снимкам не нужны роскошные рамки. Каждое фото распечатано на листе самой обычной бумаги, и прикреплено к обычной веревке обычной прищепкой. Минимум формы, максимум содержания. На каждой бумажке под снимком – история. Бесхитростная, простая, будничная – и в этой будничности особенно страшная. История о преступлении, рассказанная самой жертвой.

Таких историй много. Ужасающе много. И звучат они на разных языках. Звучат благодаря Йоко Оно, которая уже в течение нескольких лет реализует глобальный арт-проект Arising. Благодаря ей женщины, ставшие жертвами насилия, получили возможность во весь голос прокричать о своей боли.



Рейкьявик, Буэнос-Айрес, Белград, далее – везде. В разных городах мира были установлены специальные "почтовые ящики", куда женщины могли принести свою анонимную исповедь. Вместо подписи – фотографии глаз, которые зачастую говорили громче слов.

"Я долго искала своего сводного брата, даже обращалась за помощью на телевидение. Была невероятно счастлива, когда он наконец нашелся. Я приехала к нему в гости. А он меня изнасиловал, и его жена ему помогала…"
"Мой муж бил меня всю жизнь. После многолетних истязаний я тяжело заболела. Мой четырнадцатилетний сын покончил жизнь самоубийством, потому что у него больше не было сил видеть происходящее. У меня остался еще один сын, младший. Сейчас он вырос и тоже стал меня бить, как и его отец…"
"Я познакомилась со своим мужем, когда он был прикован к постели и не мог ходить. Он не верил, что может поправиться, но я его очень любила и пообещала, что поставлю его на ноги. Обещание я исполнила. Но когда муж выздоровел, он стал издеваться надо мной и избивать практически ежедневно. Во время одного такого нападения я выпрыгнула с балкона и получила тяжелые переломы. Сейчас я прикована к постели, как он когда-то. Но нет никого, чья-то любовь поможет мне поправиться".

Читать эти исповеди тяжело. Но писать их было намного тяжелее. Этот первый шаг – рассказать другим о своей беде – самый мучительный для жертв. Многие молчат десятилетиями, а кто-то так и уносит свою тайну в могилу.

Однако некоторые всё же находят в себе силы посмотреть в лицо реальности. И реальность меняется. "Я больше не жертва. Я не кусок мяса. Я заслуживаю того, чтобы со мной обращались как с человеком". Это тоже – из исповеди. И это то, ради чего весь проект и затевался. Вернуть жертвам чувство собственного достоинства. Вернуть им право на свое мнение. Вернуть надежду на нормальную жизнь.



Проект Йоко Оно не столько даже художественный, сколько социальный. И судя по тому, что к нему подключаются всё новые и новые страны, проблема домашнего насилия актуальна везде – и на благополучном Западе, и в нищенствующем "третьем" мире. До Казахстана "Arising" пока не добрался. Но это не значит, что у нас нет домашних тиранов, насильников, извращенцев и психопатов, которые организовывают свой маленький Освенцим в периметре отдельно взятой квартиры. Мы иногда читаем о них в криминальных сводках – когда история заканчивается летальным исходом. Но чаще всего мы и понятия не имеем, что творится у друзей и соседей за закрытыми дверями. И редко понимаем те сигналы, которые подают нам жертвы - глазами, полными боли, страха и отчаяния.

Они никогда не расскажут нам о своей беде – если мы сами не дадим им этого шанса. Может быть, кто-то из наших галерейщиков сочтет необходимым присоединиться к проекту Йоко Оно или устроить собственную социальную арт-акцию. Подобные попытки, кстати, были. Нынешней зимой в Алматы прошла выставка в поддержку жертв насилия "Во что ты была одета?" Как понятно из названия, в экспозиции демонстрировалась одежда – в том числе и детская – которая принадлежала людям, подвергшимся сексуальным нападениям.



Возможно, подобные проекты стоило бы реализовать не только (и не столько) в больших городах, сколько в маленьких населенных пунктах, где по-прежнему царит патриархальный уклад жизни и жертвы домашней тирании особенно бесправны.

Да, ответственность за насилие прописана в законах – но не в головах. Жертвы редко обращаются в полицию: боятся позора и осуждения общества. Помощи им ждать неоткуда – кроме как от таких же жертв, как они сами. Жертв, чьи глаза глядят на них с тех самых листочков, где крупными буквами выведено: "Я не кусок мяса. Я заслуживаю человеческого обращения".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter