Модернизация нефтеперерабатывающих заводов республики позволяет увеличивать объемы выпуска моторного топлива. В феврале прошлого года глава энерговедомства Канат Бозумбаев, отчитываясь об объемах нефтепереработки в Казахстане, утверждал: "После модернизации наших трех отечественных нефтеперерабатывающих заводов объем переработки возрастет к 2019 году до 17,5 млн тонн". По мнению чиновника, впереди нас ждет рост производства, благодаря которому внутренний рынок будет насыщен топливом.

Однако в этом году общий объем переработки нефти в республике увеличится на 1,1 млн тонн и достигнет 16 млн тонн, а не обещанных 17,5 млн тонн. При этом будет произведено 11,5 млн тонн основных нефтепродуктов против 10 с лишним млн тонн годом ранее.

Невероятно, но в стране уже переизбыток бензина. По словам главы Минэнерго Каната Бозумбаева, в Казахстане созданы запасы в 1,5 раза превышающие потребности и "нашим заводам и трейдерам необходимо сбыть наш бензин". Каким образом это удалось, если в 2017 году обеспеченность страны отечественным бензином составляла 73%, дизельным топливом - 84%, авиакеросином - 53%, а в I-ом квартале текущего года – 81%, 90% и 58%, соответственно и, согласно статданным, за период с января по апрель выпуск бензина составил 1,1 млн тонн (+10,4%)?

Неясно и как это сочетается с его же заявлением, что "если "КазМунайГаз" вовремя запустит совместно с CNPC установки по каталитическому крекингу бензина на Шымкентском НПЗ к сентябрю, как обещали, то мы будем иметь не дефицит, а профицит бензина в стране…".

Модернизация завода ещё не завершена, а бензин в стране уже девать некуда? А ведь впереди уборочная компания, которая (особенно, в последние годы) сама по себе провоцирует дефицит топлива на заправках и рост цен на него. Впрочем, все годы независимости показывают, что наши чиновники всегда отличались избыточным оптимизмом. Так, в 2009 году нефти в стране должно было добываться свыше 92 млн т/год, а к 2012 году –140 млн тонн, но ожидаемые "новые моря нефти" оказались блефом.

Неоднократно (фигурировал и 2015 год, и 2016-й, и 2017-й) обещали и изобилие отечественного бензина. Некритичность и зашкаливающие амбиции в столь важных вопросах просто поражают. Можно вспомнить и как лет несколько назад, в августе, чиновники рапортовали о переполненности бензохранилищ, которые вдруг оказались полупустыми… через пару недель.

Более 10 лет обсуждается необходимость строительства 4-го НПЗ, запустить который возглавлявший Министерство нефти и газа Сауат Мынбаев обещался к 2019 году, но и сегодня на него нет даже ТЭО. А сколько времени потребуется на его постройку и создание необходимой инфраструктуры, если завершение модернизации имеющихся НПЗ вместо планового 2015 года ожидается лишь осенью текущего?

Принимать решение по четвёртому НПЗ нужно было ещё вчера, ведь проведённый энерговедомством анализ показал, что с учётом роста потребления страну к 2021- 2023 годам ждет дефицит автобензинов и дизельного топлива. Видимо, кому-то очень хочется, чтобы сохранялся мутный омут дефицита нефтепродуктов. Но не будем слишком углубляться в историю и обратимся к прошедшему году.

В феврале 2017 года на круглом столе в Астане замгенерального директора АО "КазМунайГаз - переработка и маркетинг" Данияр Сатыбалдин уверял, что "к 2018 году производство бензина в Казахстане увеличится на 2 млн тонн в год. Это позволит полностью обеспечить внутренний рынок своим бензином, а также дизельным топливом и даже авиакеросином. Что позволяет нам говорить о потенциальном закрытии вопроса импорта из других стран, в частности России".

Однако в 2017 году выпуск бензина вырос на 4,2% (до 3,1 млн тонн), а производство дизельного топлива, напротив, упало на 6% (до 4,4 млн тонн). Это привело к тому, что импорт бензина сократился на 3,9%, а дизтоплива вырос на 5,9%. При этом в январе-апреле выпуск бензина снизился более чем на 30%, после чего его производство восстановилось на 4 месяца и снова просело в сентябре-октябре.

В начале октября в Казахстане образовался дефицит бензина. Тем не менее, на заседании Правительства Канат Бозумбаев, пояснив, что "доля импорта увеличилась с 15% до 30% в сентябре, и до 40% по нашим прогнозам она должна вырасти в октябре", добавил: "Я сразу хочу сказать, что … дефицита в стране нет". Однако президент Нурсултан Назарбаев раскритиковал работу Министерства энергетики, его глава получил выговор, а вице-министра Асета Магауова и вице-президента АО "НК «КазМунайГаз" Данияра Берлибаева освободили от должностей.

Для стабилизации ситуации с нефтепродуктами Минэнерго пришлось срочно связываться с зарубежными поставщиками – "Роснефтью", "Лукойлом", "Газпромнефтью" и закрывать дефицит увеличением поставок из России. В итоге в 2017 году в республику было ввезено более 1 млн тонн топлива, что обеспечило почти 26% спроса.

Важно отметить, что производство в ноябре-декабре 2017 года оказалось хуже, чем в предыдущие годы, а внутреннее потребление бензина (производство + импорт) составило 4,14 млн тонн, что на 54,3 тыс тонн больше, чем годом ранее. При этом по итогам декабря бензин марки АИ-92 подорожал на 16,9% (до 159 тенге за литр), АИ-95/96 – на 20,3% (до 178 тенге), АИ-98 – на 21,3% (до 194 тенге).

Можно ли исключить повторение подобного и в этом году? Вряд ли.

Прежде чем отказаться от импорта ГСМ и начать экспорт казахстанских нефтепродуктов, необходимо решить вопрос загрузки НПЗ. Казахстан, добывающий нефти в разы больше, чем составляет его внутреннее потребление, не может полностью обеспечить свои заводы сырьём. Ежегодный прирост запасов нефти в стране отстает от объемов добычи в среднем на 22%.

На такие крупные месторождения как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган рассчитывать не приходится – они разрабатываются по соглашениям о разделе продукции, которые не предусматривают обязательной поставки нефти на НПЗ республики. Малые и средние месторождения, основные поставщики сырья на отечественные заводы, прошли пик добычи: к 2020 году объем добычи на них с сегодняшних 36 млн тонн упадет до 33 млн тонн. Растет на них и себестоимость добычи. Серьёзных открытий на суше не сделано. Скважины, пробуренные на таких, казалось бы, перспективных структурах, как Аташ, Курмангазы, Тюб-Караган, Жанбай оказались пусты. Все это не позволяет торопиться с отказом от импорта нефтепродуктов, в том числе и из России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter