С начала текущего года Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей рассматривает заявку госкомпании "Казахтелеком" на приобретение 75% акций Kcell у шведско-турецкого холдинга Fintur Holdings B.V. Какие аргументы привели в "Казахтелекоме" в пользу противоречащей антимонопольному законодательству сделке, неизвестно, но срок рассмотрения заявки, который первоначально должен был завершиться к концу февраля, перенесли на 8 апреля, затем вновь продлили.

Вспомним, что в 2012 году "Казахтелеком" продал 49% этих акций за 1,52 млрд долларов. И хотя сейчас обратная сделка оценивается вдвое дешевле и, таким образом, сулит покупателю солидный гешефт, денег на выкуп бумаг у АО "Казахтелеком" нет. Ожидается, что компания частично оплатит сделку за счёт своих средств и свыше 180 млрд тенге привлечёт в виде займов. Чисто экономические выгоды приобретения акций Kcell для госкомпании очевидны, а вот что ждёт потребителей мобильной связи после завершения сделки?

Мировая практика показывает, что лишь жёсткая конкуренция заставляет снижать цены и повышать качество, монополизация рынка – прямой путь к повышению тарифов, ухудшению качества. Увеличение своей доли на рынке "Казахтелекомом", уже сконцентрировавшим весь доступ к инфраструктуре, вызывает опасения. Компания, завладев контрольным пакетом акций Kcell, получит реальную возможность диктовать рынку свои условия.

Если сегодня на рынке мобильной связи установлена олигополия трех компаний – Kcell (39,2%), Beeline (35,5%) и СП "Теле2 – Altel" (25,3%), то в случае одобрения сделки под контроль "Казахтелекома" попадёт свыше 65% рынка. Доминирование одного игрока не самый лучший вариант для развития отрасли, и рост стоимости услуг сотовой связи и интернета – вопрос времени.

Заверения главного финансового директора АО "Казахтелеком" Асхата Узбекова в том, что "мы являемся национальным оператором и в первую очередь преследуем интересы государства" не убеждают. Особенно, когда потенциал прироста абонентской базы практически исчерпан.

На начало текущего года число абонентов сотовой связи в Казахстане составляло 26,5 млн номеров (то есть почти по 1,5 SIM-карты на одного жителя), из которых на абонентскую базу Kcell пришлось 10 млн. При этом идёт сворачивание тренда на использование двух SIM-карт: абонентам предлагают интегрированные пакеты услуг, включающие звонки внутри сети и другим операторам, интернет и массу дополнительных сервисов.

Но и это не всё. Кроме абонентской базы и консолидации рыночного дохода под контролем "Казахтелекома" окажется три четверти национального радиочастотного спектра. Более того, у "Казахтелекома", уже владеющего 51% акций в "Теле2/Altel", есть возможность выкупить оставшуюся долю в этом СП. Всё это позволит компании безраздельно доминировать на рынке коммуникаций.

Безусловно, приобретение акций – это дополнительные активы, с которыми можно выйти на биржу, но IPO компании вряд ли решит проблемы монополизации рынка. Запуск акций в публичное обращение среди множества инвесторов в качестве инструмента торговли и рыночной оценки капитализации компании не означает, что в результате IPO у неё вдруг появится стратегический инвестор. Если, конечно, аккумулирование активов не специальная комбинация для продажи укомплектованного "Казахтелекомом" контрольного пакета акций конкретному частному инвестору, как это уже не раз происходило с рядом компаний, входивших в госхолдинг "Самрук-Казына" (который, отметим, является основным акционером АО "Казахтелеком").

Нельзя исключать, что сначала "Казахтелеком" выкупит Kcell, затем – остаток в Tele2, а потом этот госпакет продадут нужному инвестору. Тогда с большой долей уверенности можно полагать, что нас ждёт значительное повышение цен на услуги сотовой связи. Ограничить их рост может лишь падающая покупательная способность населения.

Но даже если такая перепродажа не состоится, рост долговой нагрузки "Казахтелекома" может привести к тому, что компания начнет латать свои бюджетные дыры поднятием тарифов. И это понятно. Раньше рост рынка зачастую определялся двузначными цифрами, но, по мнению аналитиков, и сейчас, и в долгосрочной перспективе он не превысит нескольких процентов.

Другой фактор. Согласно Закону "О связи" к 1 января 2019 года в республике должна быть сформирована идентифицированная база IMEI-кодов, которая затронет всю абонентскую базу и означает привязку номера абонента к ИНН и IMEI. Создание такой базы – технологический проект, требующий значительных инвестиций в покупку оборудования, серверов и интеграцию. К примеру, такой оператор как Beeline планирует пустить на эти цели 20% от дохода.

При подобном уровне затрат ряд проектов в республике придётся свернуть или перенести сроки их реализации. В частности, "Казахтелеком" сегодня не может обеспечить интернет в населённых пунктах с численностью 2 000 человек, что предполагалось сделать с 2018 года, и сроки отодвинуты до 2020 года.

Пока Комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции продолжает раздумывать, быть ли этой сделке, нет её анализа ни по вопросам ценообразования, ни по ситуации использования общих телекоммуникационных магистральных сетей. Будут ли какие-либо ограничения конкуренции для Beeline со стороны "Казахтелекома"?

Безусловно, решения, которое будет принято по сделке, все ждут, и антимонопольному ведомству следует тщательно проанализировать все его последствия. Тем более что наличие таких серьёзные барьеров для входа на рынок новых игроков как высокая стоимость лицензий на частоты и высокая капиталоёмкость бизнеса в целом не позволяет в обозримом будущем рассчитывать на их появление.aogo1kjp

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter