К достижению соглашения шли более 10 лет, причём договаривающиеся стороны постоянно отмечали прогресс в переговорах и столь же постоянно переносили срок их завершения. Это понятно: слишком разные цели были у "переговаривающихся" сторон. Иранское руководство стремилось путем различных уступок смягчить режим санкций и разморозить хотя бы часть из лежащих в западных банках авуаров (около 100 млрд долларов). Намерение западных "санкционеров": если не демонтировать нынешний режим в Тегеране, то сделать его  более послушным.

Судя по имеющейся информации, сторонам не удалось полностью достичь желаемого. По оценкам аналитиков, соглашение содержит уступки как иранским, так и американским консерваторам. В частности, Иран обязуется "ни при каких условиях не стремиться обладать, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". Вместе с тем наряду с сокращением на 98% имеющегося ядерного топлива и значительными ограничениями на проведение обогатительных процессов (после демонтажа трети работающих центрифуг по обогащению урана, их останется 6104 против нынешних 19 тысяч) соглашение не предусматривает закрытия ядерных объектов в Иране, все они продолжат работу.

Проверяющие из МАГАТЭ не получают права появляться в любое время на подлежащих инспектированию объектах. Есть в документе и моменты, дающие обеим сторонам свободу интерпретации. В случае нарушения Тегераном  договоренностей санкции будут восстановлены.

Достигнутое соглашение понравилось далеко не всем. И если иранский президент Хасан Роухани был доволен результатами, подчеркнув, что "ядерные исследования и работы в Иране продолжатся", а "соглашение даст возможность стране свободно развивать экономику, создавать рабочие места, привлекать иностранные инвестиции", то израильский премьер Биньямин Нетаньяху назвал подписание соглашения "потрясающей исторической ошибкой".

Ранее 47 сенаторов-республиканцев конгресса США направили письмо властям Исламской республики, в котором предупредили, что любое соглашение по ядерной программе будет иметь силу только до тех пор, пока Барак Обама находится на посту президента. Некоторые эксперты опасаются, что соглашение лишь отложит иранскую ядерную программу лет на десять и не более того.

Глава МИД России Сергей Лавров, комментируя договорённости, не упустил возможности вставить шпильку Вашингтону. Министр, напомнив, что Барак Обама, выступая в 2009 году в Праге, заявил, что "если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента противоракетной обороны отпадёт", привлёк внимание американских коллег к этому факту. И теперь Россия ожидает реакции Белого дома.

Похоже, что на относительно успешное завершение переговоров повлияло несколько факторов. Иран оказался единственной в регионе организованной договороспособной силой, противостоящей ИГИЛ. Не последнюю роль в достижении компромисса на переговорах сыграла и заинтересованность Европы, пытающейся любыми путями избавиться от российской зависимости в газе.

Можно считать, что Иран добился победы, хотя и частичной. Ведь фактически он получил "терпимое отношение к расширению его регионального влияния в обмен на виртуальный атом". Уже в среднесрочной перспективе Иран может стать сильной региональной державой, способной отстаивать свои, во многом противоречащие монархиям Персидского залива и Израилю, интересы.

Поскольку в отношении страны действуют сразу несколько санкционных режимов, то процесс их снятия растянется во времени. Во-первых, снятие экономических санкций с Тегерана начнётся только через три месяца. Во-вторых, если ограничения Евросоюза могут  быть сняты сразу после того как МАГАТЭ подтвердит соблюдение Ираном условий соглашения, то отмена эмбарго Совбеза ООН на поставки Ирану вооружений произойдёт в течение пяти лет.

С американскими санкциями всё сложнее. Ограничения, применённые к Ирану в связи с его "поддержкой терроризма, нарушением прав человека и программой разработки баллистических ракет", останутся в силе. На отмену "атомных" санкций потребуется согласие конгресса США. И не исключено, что сенаторы и конгрессмены начнут выдвигать новые требования по усилению контроля над иранским атомом. Очевидно, предвидя это, Обама заявил, что воспользуется правом вето, если конгресс попытается заблокировать договорённости с Ираном.

Напомним, что эмбарго, действующее уже 20 лет, в существующем виде сложилось в 2012 году, когда санкции были введены вроде бы под эгидой ООН, но на самом деле продавлены США и примкнувшими к ним верными "западными партнёрами" – Великобританией, Францией, Германией, а также остающимися "за кадром" Израилем и Саудовской Аравией.

Санкции заставили Иран сократить экспортные объёмы более чем вдвое (с 2,5 млн баррелей в сутки до 1,1 млн баррелей) и сместиться со 2-го места крупнейших производителей нефти среди членов ОПЕК на 5-е. И если до установления  эмбарго Иран поставлял нефть в 21 страну, то в ноябре 2013 года (после некоторого ослабления санкций) закупать иранскую нефть могли лишь шесть стран: Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Турция и Тайвань.

Приведёт ли отмена санкций к резкому увеличению доли иранской нефти на рынке и к долгосрочному ценовому обвалу? Вряд ли. Снятие санкций вернёт иранскую нефть на и без того перенасыщенный мировой рынок. Тегеран попытается восстановить свою долю на европейском нефтяном рынке, которую после введения санкций заняла Саудовская Аравия.

По экспертным оценкам, Иран сосредоточил в хранилищах от 7 до 35 млн баррелей нефти. Появление на рынке дополнительных баррелей неизбежно потянет цены вниз. После известий о соглашении с Ираном сорт Brent упал более чем на 2%. И это понятно: в нефтяных котировках изрядная доля приходится на спекулятивную составляющую, что может вызвать краткосрочное снижения котировок даже до 40 долларов за бочку. Особенно, если объёмы дополнительной иранской нефти будут переоценены. Затем цена фьючерсных поставок, вероятнее всего, вернётся в коридор 60-70 долларов.

Надо отметить, что поскольку планируемое Ираном увеличение своей доли производства нефти должно быть одобрено ОПЕК, то внутри картеля не исключен жёсткий конфликт с Саудовской Аравией, осложняемый политическим противостоянием с ней в Йемене.

В любом случае восстановление производства нефти в Иране начнётся не ранее следующего года. Причём на достижение предсанкционных уровней добычи потребуется не один год. Сегодня добыча идёт на старых месторождениях с применением устаревших технологий. И для наращивания объёмов добычи Ирану потребуются новые технологии и инвестиции в несколько миллиардов долларов.

Однако такие инвестиции зарубежные компании смогут вкладывать в иранские проекты только после выполнения страной всех условий соглашения по ядерной программе, а это произойдёт не скоро. Всё это сбалансирует ситуацию на рынке. Тем не менее, спекулятивный фактор будет периодически оказывать давление на нефтяные котировки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter