Ещё вчера европейские суфражистки за свою свободу воевали с опостылевшим загоном: Kinder. Küche. Kirche. (Дети. Кухня. Церковь). Туда их загоняли веками мы, мужики, а дамы терпели, втайне веря: оковы тяжкие падут, темницы рухнут, и свобода...

Их встретили радостно у входа стиралка, кухонный комбайн, робот-пылесос и вялые тюльпанчики к 8 Марта от фальшиво радостной мужской половины офисного коллектива. Оковы же и темницы никуда не исчезли, правда, несколько гламуризировались.

Теперь семейным психологам отчаявшиеся пары рассказывают про гаджет-зависимость. И это не только наша проблема. Радостно погрузившись в Сеть, семьи лихорадочно пытаются потом выпутаться из удушающих объятий столь всепонимающих и чарующих, милых сердцу Instagram, Facebook, WhatsApp. И вроде бы понимаешь, что тобой манипулируют. Секрет привлекательности соцсетей и селфиков стар как мир: потакать банальному человеческому тщеславию. Просто самолюбование чуть лакирнули, оцифровали и успешно нам продают.

Сам Цукерберг нам об этом не расскажет, ессна. Нам преподносят соцсети как средство продвижения себя, любимых. Мол, расскажи о себе миру. Пропиарь себя. Продвинь себя. Жизнь скучна, сера, предсказуема, а вот там-то – всё по-другому. "Многие верют", как вещала легендарная тётушка из "Формулы любви"...

Схватка за возвращение в реал стартовала не по нашей воле, а после пинка снаружи, из внешнего мира.

Всё началось с отключённого интернета. Выбрав весь трафик у "Алтела", я послушно сходил к терминалу со своими грошиками, словно та крыса, что под дудочку Нильса шла и тонула в море. 4500 тенге робот прожевал, но море Всемирной сети ответного булькания не произвело. Деньги зависли в проводах, разбор залётов и поиск занял три дня. И мы с Меруерт начали делиться впечатлениями.

Какова она, жизнь без Сети?

У меня звенело в ушах. Было одиноко. И хотелось снова вот этого разноязыкого балабольства обо всём и ни о чём сразу. Жена говорила: нам будто свет отключили. Мы заново учились общаться и проводить время друг с другом здесь и сейчас, а не там и тогда. Примерно такой же оглушительный эффект испытывали воспитанники детского альплагеря наших хороших друзей Ольги и Максута Жумаевых, когда их лишали гаджетов. Подростки будто учились жить по-старому, без согнутой спины и отмороженных взглядов. Вот и мы сторожко приглядывались друг к другу и учились жить без Кудайбергена, Познера, Астаны и Путина.

А потом был тяжёлый ночный диалог. Я рассказывал Меруерт о своих цифровых преступлениях перед человечеством, она мне – о своих. Мы искали хоть маленький шанс вернуться к собственным энерджайзерам, которые вот тут, рядом, но и одновременно далеко. И Дина, и Маська каждый день норовят нам рассказать, что самое главное, происходящее в мире – это именно они, две. Но мы их не слышим.

И тогда мы приняли, наверное, самое недемократичное решение. Сотки – в сад, роутер – в ад. Но только для Меруерт. Я по-прежнему борюсь с Левиафаном изнутри, ибо работа такая. Для жены взамен модернового Samsung вытаскиваем с антресолей кнопочный старый "кирпич" без выхода в Сеть. Супруга берёт с меня слово, что ни под каким соусом я не верну ей ни смартфон, ни роутер. Как она меня ни умоляй...

Полдня я потратил на скачивание фоток и видео с переполненной новёхонькой сотки жены на её же ноутбук. Автоматически программа цепляет "лишь" 500 пикч: всё прочее надо отмечать "галочкой" вручную, потом ждать, потом тыкать снова, потом удалять...

Не вторгаясь в её переписку и архив, я с разрешения своей половинки просто собрал статистику.

Из WhatsApp набралось 40 видеороликов на 221,3 Мб. Уж, конечно же, крошечных. Но таких милых: хи-хи, ха-ха – глянь, какой тут котик, а вот тут – жирафик, а вот КВН, а вот девочка такая кроха, а так поёт, а вот наше всё – Димаш Кудайберген в Китае. А вот (с придыханием) Торегали Тореали. Кайрат Нуртас... ну, он без сомнения хорош, но уже в прошлом. А вот фрагмент армянского мультика к известному празднику: "Масленица придёт – и фьють!" А вот в Баку две фигуры. Он и Она. Циклопических размеров конструкции двигаются, целуются и вроде как проходят сквозь друг друга. Как такое пропустить? А вот мальчик забавно поучает маму, как с ним толковать. А вот трогательный ролик про зависимость от соцсетей...

Фоток за несколько месяцев набралось 2357. На 2,23 Гб.

Если бы каждой мы уделили хотя бы 5 секунд внимания – это три с половиной часа непрерывного просмотра. Три с половиной, Карл! Для сравнения: старшую дочь мы с 9 до 19 отправляем в садик и общаемся с ней лишь утром чуток и вечером перед сном: в общей сложности в бодрствовании она проводит с папой мамой лишь 3,5 часа в день. И ровно один такой день был целиком украден у Мариам соцсетями и гаджетом. Даже детсад уже прогибает бедную Маську "под цифру": её учат позировать и шлют оттуда сотни фото и видео. В качестве успокоительного: мол, всё хорошо, прекрасная мамаша!

...Первый день Меруерт честно держалась. Мы вернулись в реал и вместе перемыли весь дом сверху донизу. На второй день жена с лукавым и чарующим взором, пританцовывая, подошла ко мне с предложением, от которого нельзя отказаться. И да. Ей нужен роутер, чтобы электронным словарём пользоваться.

Это бронебойная отмазка. В борьбе с постродовой депрессией она ходит на языковые курсы. Карабкается с уровня на уровень в изучении языка, выдаёт хороший результат, собирает сертификаты. Отказать нельзя.

Отказываю.

Вручаю бумажную версию словаря. Листать бумагу (а не "вбивать" в строку e-словаря) в поисках нужного слова – лень. Но именно лень – двигатель прогресса. Найденное слово запоминаешь намертво, чтобы не лезть позже снова. Плюс в словарной статье – масса примеров применения этого слова в разных контекстах. Согласование с предлогами. Прочая нужность. То есть всё то место, что в Сети отводят под борьбу с варикозом и шишкой на ноге, здесь, в бумажном словаре занято вменяемой, нужной инфой. И никаких предложений увеличить свой бюст или окаянный отросток.

Жена от огорчения морщит носик, поджимает губки, запускает новый цикл обольщения. Креплюсь. Держусь. Позже в "Уральских Пельменях" мы найдём ровно такую же драматичную сцену борьбы с зависимостью. "Капризная. Подсела на диету" – это именно та ломка, которую Меруерт пережила буквально на днях. Правда, с поправкой на соцсети.

Полдня жена бастовала. А затем ожесточённо накинулась на словарь. К вечеру меня ждал первый политический дивиденд.

Меруерт сияла и благодарила. В её взгляд, ещё недавно опустошённый и отсутствующий, вернулся смысл. Мы провели с Маськой и Диной упоительный вечер. Прикрутили грифельную доску на стенку по Маськиному росту и писали цветными мелками поздравления. После старшая доча на потеху младшей изображала зайку, забавно прыгая по ковровой дорожке. Дина ликовала и норовила спрыгнуть с колен и отправиться в путешествие. Скоро пойдёт, видать.

На видео эту ржачную ржаку писать не стали. Пусть это останется только в памяти.

А перед самым праздником Меруерт принесла очередной сертификат. Отважная мама двух детей в декретном отпуске, она единственная из всей группы решилась на сложный трёхчасовой экзамен. Сдавала Listening, Reading, Writing, Speaking – всё честь по чести. Набрала почти 75%. Чуть хуже, чем квартал назад (85%), но теперь и уровень выше.

Ей аплодировала вся группа.

С возвращением в реал, жаным. Прими его как подарок. Без тебя мир был неполным.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter