Когда Президент говорил о недопущении резкой девальвации, он, скорее всего, подстраховался. Наверное, потому что ситуация с платёжным балансом Казахстана действительно "кислая". К примеру, по отчёту Нацбанка только в марте 2015 года на поддержание курса тенге из Национального фонда ушло почти два млрд тенге. По моему мнению, единственным разумным поведением стала бы фиксация тенге к валюте внешнеэкономических операций. К доллару, конечно. Одновременно с этим необходимо сделать предложение России и Белоруссии поступить так же, то есть сцепить курсы союзных валют, зафиксировав их и между собой и к доллару. Но в правительстве и среди финансистов многие лоббируют девальвацию. Хотя это не решение и не лечение, а только отсрочка болезни.

Только самый оголтелый монетарист, совершено не думающий о собственной экономике, способен сегодня перейти на плавающий курс

Что же касается плавающего курса тенге, то мы все на примере России видим, что из этого вышло. Курс рубля стал плавать с приходом в Центробанк Эльвиры Набиуллиной, а вот что из этого вышло - нам всем хорошо известно. Сначала с 35 он улетел почти до 70, потом его укрепили, и куда его понесёт дальше - не совсем понятно. Самое интересное, что вся российская экономика из-за этого плавания находится в драматической ситуации: что же будет дальше? Политика Нацбанка Казахстана отличается тем, что у нас курс тенге после последней девальвации всё-таки почти не меняется. Он слегка дрейфует в сторону понижения. И то очень небольшого. Это не по канонам МВФ, но достаточно разумно. Этот как раз то, о чём говорил действующий Президент Казахстана. Когда он говорил о плавающем тенге как о некоей перспективе, он имел ввиду, что сейчас в Казахстане будет поддерживаться стабильный курс, и нет оснований его менять. В чём он прав. И не стоит равняться на западные страны, в которых придерживаются идеологии свободного курса. Ведь на практике они очень аккуратно пользуются этой свободой. Евро и доллар на протяжении своего существования очень плотно связаны, и диапазон их плавания по отношению друг к другу невелик. То же самое и в Китае - юань почти привязан к доллару.

Время от времени, когда братья американцы устраивают совсем уж большие истерики, китайцы слегка корректируют курс юаня, укрепляют его.

Свободно плавающий курс выгоден только сильному. К примеру, доллару, вокруг которого плавают местные валюты с их небольшими экономиками. Местным же валютам плавание доллара, неважно в какую сторону, вредны. Плавающий курс - это специальная догма МВФ для экономических туземцев. Только самый оголтелый монетарист, совершенно не думающий о собственной экономике, способен перейти на плавающий курс. К примеру, как Эльвира Набиуллина и Дмитрий Медведев сотворили это чудо с Россией.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter