– Сержан, тебе, наверное, известно, что пару недель назад наш министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков обещал внедрение «практики возмещения затрат сельхозпроизводителей при реализации ими инвестиционных проектов». Думаю, что это в немалой степени будет относиться к наукоёмким инициативам сельчан. На неделе в Карагандинской и Акмолинской областях на встречи с ним обязательно приглашали представителей сельхознауки. Как считаешь, у вас, академиков, улучшатся от этого перспективы на хорошую жизнь? В смысле большей востребованности и надёжного финансирования?

– Давай начнём с того, что наука в АПК сегодня испытывает те же проблемы, которые присутствуют в этой сфере в целом: недостаток финансирования, нехватка кадров, устаревшая техническая база и слабый уровень публикаций. Замкнутый круг! Нет публикаций с импакт-фактором – не получишь достойного финансирования. Нет денег – не обеспечишь себя современной аппаратурной базой. Нет оборудования – не сделаешь работу на высоком уровне. И потому ни один уважающий себя журнал (с высоким уровнем цитирования) не опубликует твои результаты, поскольку они чаще всего сделаны дедовским способом…

Самая большая беда нынешнего момента, на мой взгляд, практическое отсутствие управления наукой. Как мы пока ни стараемся, частный бизнес не особо желает финансировать эту сферу, а иностранные гранты составляют доли процентов в общем потоке инвестиций. Потому чуть ли не на 100% наука в нашей стране «сидит» на бюджете. При этом сама суть науки, её проблематическая часть отдана в свободную конкуренцию. Отсюда ситуация, что имеется ряд научных программ, но они зиждятся на одном принципе: есть бюджет и его надо освоить. Объявляется конкурс, мы начинаем готовить проекты. Вроде бы всё честно: что написал-обосновал – то и получил. Благо есть Национальный центр государственной научно-технической экспертизы. Но! Даже если распределение средств идёт строго по ранжиру, нарушений в конкурсе нет, то всё равно приоритеты слишком широкие. Или проект решает частную проблему, за которой далеко не всегда просматриваются фундаментальные проблемы. Даже если идёт программно-целевое финансирование, там просто процедура другая, но результат такой же. Сдай отчёт, пройди экспертизу – и всё! Ещё ни одна научная программа в нашей стране не требовала возврата даже части денег. Хотя первые научно-технические проекты декларировались как возвратные.

– Если от науки нет практической отдачи, то к чему все эти «забавы»?

– Если помнишь, в советское время управлением науки занимались академии наук. Как «большая», так и профильные. Теперь, став рядовыми общественными организациями, и сельскохозяйственная, и национальная академии потеряли рычаги влияния. Перестали выполнять руководящую и направляющую роль.

– А что органы, облечённые статусом от государства?

– Ни комитет науки МОН РК, ни другие профильные структуры, как, например, АО «Казагроинновация», не способны полноценно управлять наукой. Хотя бы ввиду того, что де-факто компетенция этих структур относится к области бюджетного регулирования. А наука и инновации – это только инструмент освоения бюджета. Главное для бюджетного чиновника – это грамотно написанный отчёт, как в том известном фильме о НИИЧаВо – «Главное, чтобы костюмчик сидел»!

– В наших рыночных реалиях аграрная наука, как и все прочие, должна давать конкретную пользу. Потому, кстати, наверное, все сельскохозяйственные научные институты сейчас имеют статус АО, являются негосударственными предприятиями…

– Как говорится, привычка – хуже характера. Согласись, сидеть на дотациях гораздо проще. Чтобы заработать хотя бы миллион тенге, надо затратить немало сил. Вот и получается, что в аграрной стране основная масса учёных-аграриев прозябает. Автор доброй сотни отечественных сортов со слезами на глазах наблюдает, как из года в год теряется его уникальная коллекция: не потому, что его сорта плохие, а потому, что по ним уже отчитались. И некому, а главное – негде внедрять. Семеноводческих компаний в стране нет. А сливать зарубежным инвесторам совесть не позволяет.

– Неужели у нас всё так плохо?

– Почему же?! Слава богу, не все институты деградируют. Тут, скорее всего, играет фактор личности. Для примера возьмём наш Институт защиты и карантина растений. В 2001 году от него практически осталось только название. Но тогда его возглавил академик Абай Сагитов, и, как директор, он поставил работу так, что только на хозрасчётных работах институт заработал 30 млн тенге за год. Дальше – больше. Сегодня в институте более 250 сотрудников, большой процент молодых учёных (65% до 40 лет). Открыли отдел внедрения, и кроме научно-технических программ оказывают консалтинговые и практические услуги по защите и карантину растений. Достижением института стала совместная работа с НПЦ «Байсерке-Агро». Инвесторы затратили миллионы долларов на приобретение техники и материалов. В результате на реальных полях получили рекордный урожай сои – 6,6 тонны с гектара, когда максимальный урожай по региону составлял 1,5 тонны.

Сегодня в институте практикуют приглашение учёных. Практически в каждом отделе работают иностранные консультанты из числа ведущих мировых специалистов в разных областях. Это даёт результаты в виде отечественных препаратов и технологий. А молодое поколение учёных на месте получает весь мировой опыт.

– Но нельзя же слепо надеяться, что придёт лидер и сделает всю «черновую работу»?

– А вот для этого и нужно кардинально реорганизовать управление аграрной наукой! Она не может развиваться под диктатом: прямое управление и проектное финансирование губят любые начинания. Практика показала, что как её ни называй, а бюрократия приводит к ограниченности. Творить в таких жёстких рамках невозможно. Думаю, необходимо создать структуру, аналогичную Академии сельхознаук. С процедурами выборности, тайным голосованием на всех этапах – от научного сотрудника до президента. Из прошлого опыта мы знаем, что в структуре академий существовали учёные советы как высший орган управления. А директор – как исполнительный орган. Необходимо только обязательно ориентировать эти структуры на финансовый успех: к примеру, предусмотреть подразделения по внедрению и коммерциализации. И очень важно при этом помнить, что в науке отрицательный результат важен не менее положительного. Правило  «за одного битого двух небитых дают» – как раз из этого разряда.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter