В сравнении с аналогичными кодексами и иными актами регулирования общественных отношений в других странах, казахстанский подобный механизм не доработан. Даже в соседней России параллельно с этическим кодексом журналистов существуют советы или коллегии по рассмотрению претензий к прессе. Названия таких структур везде разные, но суть их одна. Эти органы являются альтернативой судебным разбирательствам. То есть если кто-то недоволен какой-либо публикацией, он может обратиться в такой орган и решить проблему на этом уровне, не доводя дело до суда. У нас же кодекс этики для СМИ есть, а таких органов саморегулирования нет. Может, нам пора подумать о создании таких структур, а не об изменении существующего кодекса?

Что касается самого содержания сборника этических правил для представителей СМИ, то, в принципе, он схож с другими аналогичными документами, за исключением наличия или отсутствия отдельных норм. В нашем кодексе больше запретительных правил.

Создаётся впечатление, что кодекс для казахстанских журналистов создан скорее как фактор, ограничивающий свободу слова, нежели способствующий её развитию.

Согласно нашему документу журналист практически не имеет права на ошибку. Между тем, как отражено в подобных кодексах многих других стран, журналист имеет право не только на ошибку, но и на некоторую провокацию. Правда, только если он действует не в личных интересах, а в интересах общества. Далеко ходить не надо. В российском кодексе написано: "Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Такие ограничения вмешательства неукоснительно выполняются, если речь идёт о людях, помещённых в медицинские и другие подобные учреждения". 

То есть если журналист действовал в интересах общества, то проводимое им расследование и связанное с этой ситуацией вмешательство в частную жизнь, считаются оправданными. И это прописано практически во всех таких кодексах, кроме нашего.

Ещё один момент, который имеется в российском кодексе и которого нет в казахстанском, - это строгое соблюдение норм кодекса этики при публикациях, затрагивающих интересы несовершеннолетних. Вот как это звучит в российском документе: "Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное. В своих сообщениях он воздерживается называть по именам родственников и друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершённые ими преступления, за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения вопроса. Он также воздерживается называть по имени жертву преступления и публиковать материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы исполняются, когда журналистское сообщение может затронуть интересы несовершеннолетних".

Кроме этого в Кодексе международной федерации журналистов, к примеру, говорится о том, что у рядовых граждан должно быть больше прав на защиту частной жизни, чем у должностных лиц. Это то, о чём мы ведём речь уже на протяжении многих лет. Чиновники должны быть терпимы к информации о них, даже затрагивающей их личные интересы, если эта информация носит общественный интерес.

Раз чиновники работают за деньги налогоплательщиков, они должны воспринимать публичную критику, как некий естественный и неизбежный процесс. Даже если она не всегда верна. Этой "хорошей" нормы, кстати, нет не только в нашем кодексе этики журналистов, но и вообще в казахстанском законодательстве. Было бы очень хорошо, если бы такую норму внесли.

Кстати, знаменитый политический деятель Великобритании, премьер Уинстон Черчилль по этому поводу высказывался приблизительно так: если, просматривая утренние газеты, я не нахожу в них критики в свой адрес, я начинаю тревожиться - значит, я теряю популярность.

Что касается казахстанского медийного законодательства, то оно само по себе у нас настолько жёсткое, что кодекс этики здесь уже просто лишний. Для начала в Казахстане очень важно привести медийное законодательство в соответствие с международными стандартами.

Даже более того, пришло время  принятия нового Закона о СМИ. Эта тема в последнее время активно обсуждается медийными экспертами. По их мнению, закон должен соответствовать реалиям нашей жизни и международным стандартам, чего сейчас у нас не наблюдается.

Следует озаботиться и о создании общественных структур для организации внесудебного разрешения конфликтов между представителями масс-медиа и обществом. И только после этого можно подумать о создании кодекса этики журналистов. Причём нужно помнить, что такой документ будет эффективен только в том случае, если будет работать во благо подлинной свободы слова.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter