Красноречиво об уровне интересов современных читателей и потакающих им журналистов говорит тот факт, что "СовСпорт" свой материал озаглавил "В семье общаемся на русском": что нужно знать о сопернице Марии Шараповой Зарине Дияс", а специализирующийся на "ремастеринге" того, что "плохо лежит" портал Nur.kz переиначил полечку на свой лад: "Зарина Дияс: "По-казахски я не разговариваю". Больше ведь заинтересовать читателя в рассказе об одной из топ-теннисисток мира нечем, правда?

Несложно, даже если вы не читали всевозможные комментарии в Интернете, предугадать их направленность и характер. Такую невольную откровенность оценили далеко не все. Патриоты отечественного разлива Зарину Дияс, естественно, пожурили – в разных выражениях. Надеюсь, спортсменка была слишком занята, чтобы обратить хоть какое-то внимание на мнения о том, что и в какой степени она должна.

С Зариной я лично не знаком – к сожалению, знаю только виртуально. Но питаю к этой девушке глубокую и искреннюю симпатию. Хотя бы потому, что, воспитанная по-европейски, она, в отличие от многих наших звезд, открыта и идёт на контакт. По итогам 2014 года читатели и редакция журнала Sport Review, который я возглавляю, назвали Зарину лучшей спортсменкой Казахстана. Мы с ней списались по WhatsApp, чтобы обсудить, как передать статуэтку. Дияс была на соревнованиях, но обещала сообщить, когда приедет в Алматы. И сообщила. Сама. Увы, теперь уже меня не было в стране, так что награждение и интервью (публикация в "СовСпорте" его, кстати, частично повторяет) проводили коллеги. Но вот эта открытость и неумение играть в звёздность запали в душу.

Жаль, что те, кто ставят Зарине в упрёк незнание казахского языка, не удосужились задаться элементарными вопросами. Например, таким: даже если бы Дияс знала язык (живя с детства за границей), где бы она поддерживала это знание, получала практику? Теннисный сезон длится с января по ноябрь – практически без перерывов. А практика в языке такая вещь – без неё никуда. Опять-таки по себе знаю.

То есть, по большому счёту, никому и не нужно, чтобы те, кто не владеет казахским языком с детства, знали его. Но "чтобы выглядело всё прилично".

В школе и университете у меня был вполне приличный для русского уровень казахского языка. Районные и городские олимпиады, призовые места, похвалы от преподавателей, удивлённые взгляды. А потом, так как постоянные "тренировки" пропали, то и уровень стал потихоньку падать. И тут случились два показательных момента. Долгое время в спортивном комментарии на ТВ мы работали в паре с прекрасным коллегой Есеем Женисулы – поэтом и, на минуточку, бывшим замом пресс-секретаря Президента страны. У него настолько чистый и литературный казахский язык, что я его весьма неплохо понимал. И мы начали работать не в обычном формате "пять минут каждый", а диалогом. И получили… массу недовольных откликов – с обеих языковых сторон. А потом – или примерно в то же время – я работал в популярном печатном еженедельнике. И предложил тогдашнему главному редактору: давайте организуем на рабочем месте курсы казахского языка – хотя бы два часа в неделю. Любой, кто работал в печатных еженедельниках, знает: найти два свободных часа в весьма разреженном графике – не проблема. Но понимания я не нашёл.

И вот в обсуждении "крамольных" высказываний Дияс я наткнулся на такой комментарий: "Уважение должно быть к родному языку. Надо было ей поделикатнее выразиться. Сказать как-то по-другому. Типа, не знаю, но учить буду, буду стараться или что-то в этом роде..." Мне кажется, этот комментарий – наше всё. В нём заключена главная, на мой взгляд, проблема развития у нас казахского языка: "Не знаете, ну, и не знайте, главное – скажите, что хотите знать и уважаете".

То есть, по большому счёту, никому и не нужно, чтобы те, кто не владеет казахским языком с детства, знали его. Но "чтобы выглядело всё прилично".

Не знаешь, но не признавайся в этом, а скажи, что хочешь знать. И в штате любого уважающего себя республиканского канала должен быть говорящий на казахском языке диктор европейской внешности или хотя бы без акцента читающий с телетекста – этого достаточно.

И так не только с языком. Приготовить для Книги рекордов Гиннесса самый большой в мире бешбармак – и устроить скандал с его раздачей. С помпой презентовать сериал о Казахском ханстве, а потом на голубом глазу просить денег у народа на его съёмки (выделенный бюджет, кстати, где?..). Вопреки всему добиваться прав на организацию EXPO и Олимпиады – и отнимать у школьников бесплатное питание и накидывать ещё пять процентов реального заработка в пользу "может-быть-пенсии". Другие примеры казахстанских деревень по проекту князя Потёмкина можете дописать в комментариях сами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter