Накануне, 15 октября, в 206-й день рождения Михаила Лермонтова, Государственный академический русский театр драмы имени великого русского поэта открыл свой 88-й, "пандемийный" сезон. Открыл спектаклем "Жили-были" по Ермеку Турсунову. Пока VIP-гости и просто зрители смотрели комедию в большом зале, в малом – прессе показали ещё одну новинку – "Мой папа – Питер Пэн". Премьера этого противоречивого, но мощного спектакля пройдёт сегодня, 16 октября.

На входе в театр шутили об очередях за водкой в 1980-е и абсолютно за всем в начале 1990-х. Вереница людей к стеклянным дверям тянулась аж от проспекта Абая.

Открывать сезон театрам приходится с опозданием и в экстремальных условиях.

Дезинфекционный тоннель, медработник, измеряющий температуру, на полу многочисленные метки дистанцирования и стрелки, направляющие движение, возгласы "В малый зал – держимся левой стороны, в большой – правой", "шахматная" рассадка через кресло и неминуемые маски. До начала спектакля ощущение, что попал не в театр, а пришёл на один из многочисленных допандемийных квестов. Впрочем, такой опыт добавляет "академикам" модной иммерсивности – если уж искать во всём положительные стороны.

"Мой папа – Питер Пэн" – очередной режиссёрский опыт нового художественного руководителя "Лермонтовки" Дмитрия Скирты, занявшего эту должность в середине лета после ухода многолетнего кормчего – Рубена Андриасяна. Сам Рубен Суренович с семьёй присутствовал на вчерашнем прогоне, в финале каждого акта аплодируя первым. И это явно был не просто знак поддержки Скирте, которого Андриасян, в соответствии с традициями "эпохи транзита власти", в июне рекомендовал на свой пост. Аплодировать было чему и кому.

Впервые за долгое время хотелось после спектакля обсуждать не саму постановку, а её содержание.

"Мой папа – Питер Пэн" – пьеса молодого драматурга Керен Климовски, написанная ею в 2018 году. В 2019-м в России состоялась дебютная инсценировка, таким образом, "Лермонтовка" – один из первых театров, где эту пьесу поставили. И неслучайно: Керен Климовски – дочь бывшего помощника главного режиссёра алматинского ТЮЗа Светланы Аксёновой-Штейнгруд. В 1980-е она переехала в Москву (где родилась Керен), потом в Израиль, но связь с Казахстаном осталась. И в итоге вылилась в то, что театр имени Лермонтова заполучил в постановку свежую, актуальную пьесу с молодым взглядом. Взглядом, который трудно поймать однозначно, так как многое зависит от угла зрительского зрения.


Сцена из спектакля "Мой папа – Питер Пэн"

Сцена из спектакля "Мой папа – Питер Пэн" / Фото Марины Константиновой

В процессе двухчасового действия перед аудиторией ставится задача выбрать протагониста. Кандидатов двое – мальчик Даня (в исполнении Саши Косенко) и его папа Петя (в этой роли Владислав Букаткин). В зависимости от того, кто для вас герой, и решится вопрос, о чём и о ком спектакль.

Папа Дани – актёр, мнящий себя чуть ли не отверженным гением и не желающий опускаться до каких-то там рекламных роликов, несмотря на тотальное безденежье в семье, пахоту жены (её играет Наталия Гурьянова) на двух работах и травлю сына в школе. Свою инфантильность Петя прикрывает множеством отговорок, однажды придумывая для маленького сына главную – что он, дескать, Питер Пэн и вовсе не уходит в многодневные загулы, а летает в Нетландию сражаться с новым Капитаном Крюком.

Разрушающаяся личность ребёнка, его многочисленные психотравмы в будущем (повзрослевшего Даню играет Илья Бобков) отца не интересуют. Важнее, чтобы сам он остался весь в белом – со своими принципами, внутренними оправданиями и эгоцентризмом.

В какой-то момент ждёшь, что мальчик, как его "коллега" из фильма "О чём говорят мужчины", наконец заорёт "Мой папа ...дак!", потому что терпеть циничное насилие над детской психикой просто невозможно.

Впрочем, это лишь мой взгляд. Говорят, часть зрителей выбирает в качестве протагониста отца, и тогда, конечно, оценка происходящего на сцене может кардинально поменяться.


Сцена из спектакля "Мой папа – Питер Пэн"

Сцена из спектакля "Мой папа – Питер Пэн" / Фото Марины Константиновой

Главная актёрская сенсация спектакля – исполнительница роли Дани Саша Косенко. Рискну утверждать, что это лучшая детская роль в театрах города за последние как минимум двадцать лет. В отличие от британских или американских театров, с детьми у нас работать не любят – потому что это долго, сложно, без гарантий и, как правило, мимо. Но здесь случилось удивительное, и главное – точное попадание, при том что роль у Саши – центральная. Попадание – при труде режиссёра и поддержке со стороны партнёров, конечно. Важна и гармония, в которой существует на сцене Даня с повзрослевшим собой и отцом.

"Мой папа – Питер Пэн", как бы пошло это ни прозвучало, спектакль педагогический. Сходите и посмотрите, как не нужно вести себя с детьми. Если, конечно, вы не хотите испортить им жизнь с самого детства.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter