Победа Сауля Альвареса над Геннадием Головкиным негодованием встречена в Казахстане, недоумением – в спортивном мире и восторгом – в Мексике, где уже наступил День независимости, 16 сентября. О том, что сопутствовало первому поражению GGG в профессиональной карьере, рассказывает из Лас-Вегаса Дмитрий Мостовой.


Год назад проумотерская компания Golden Boy Оскара де ла Хойи, ведущая Альвареса и, по сути, рулившая организацией всех трёх поединков против Головкина (включая отменённый майский) "подгадала" бой точно к празднику независимости Мексики. Сейчас день поединка естественным образом остался на субботе, но праздновать мексиканцы всё равно начали заранее. Понятно, что для Golden Boy дата боя принципиально важна – напомню, в мае Канело и GGG должны были выйти на ринг 5 мая, непосредственно в день другого великого мексиканского праздника – Синко де Майо. Задумка проста и ясна: собрать наибольшее возможное количество зрителей – "живых" и телевизионных – мексиканского происхождения, которых навалом по обе стороны границы и для которых Канело – идол и полубог.

Потому что для нейтрального американского зрителя бой Альварес – Головкин, как минимум, не является абсолютно главным спортивным событием года, а в Лас-Вегасе – даже уик-энда: например, в эти дни здесь проходит этап самой популярной гоночной серии NASCAR. В Казахстане же бои GGG традиционно показывают по бесплатному телевидению – тут много не заработаешь.

Тем не менее в пятницу вечером, накануне поединка, аэропорт имени Маккаррана в Лас-Вегасе был под завязку забит частными самолётами разнообразных модификаций и степени крутизны. Последний раз я такое видел перед эпохальным по афише, но оказавшимся скучным на деле боем между Флойдом Мэйвезером-младшим и Мэнни Пакьяо (кстати, вчера было объявлено о грядущем реванше). Тогда на всех желающих парковочных мест в аэропорту просто не хватило.

Дорога от воздушной гавани до сердца Стрипа, улицы-сосредоточия "злачных мест" в Городе греха, короткая. Самые частые гости на огромных рекламных дисплеях – Альварес и Головкин, используемые в промо алкогольных спонсоров боя. На фасаде T-Mobile-Арены – дома финалиста Кубка Стэнли "Вегаса" и самого крутого бокса – те же знакомые лица. Официальная афиша с изображением двух бойцов перечёркнута огромным штампом "Sold Out" – "Все билеты проданы".

Догадаться, кто именно купил большую часть из них, было несложно. Толпы мексиканцев, многие в футболках с Альваресом или принтом Golden Boy, а также в красных налобных повязках а-ля Брюс Ли с надписями "Mexico" или "Canelo", бродили по жаркому Стрипу (в эти дни в Лас-Вегасе 100 и больше по Фаренгейту – около 38 по Цельсию) организованными группами с песнями и, если позволяло пространство, плясками. Кому не мила жара, прятались внутри отелей-казино, где тоже "мексиканская" атмосфера. Например, в холле The Cosmopolitan обосновался целый оркестр в сомбреро и с национальными мелодиями в арсенале, чьё исполнение прерывалось скандированием "Viva Mexico!"

Как замечали ещё год назад эксперты от бокса да и простые обыватели, чтобы выиграть у мексиканского идола в бою фактически на мексиканской территории в национальный праздник Мексики, Головкин должен нокаутировать Канело. Но этого не произошло ни в 2017 году, ни сейчас. Поражению можно расстраиваться, однако удивляться ему не приходится. Хотя замечу, что немексиканские и неказахстанские болельщики на T-Mobile-Арене (как правило, американские) болели за Головкина. Или против Альвареса – что, в общем-то, не имеет грандиозного отличия. Поэтому скандирование "Triple G!" во время боя было, конечно, не столь размашистым и громким, как "Canelo!" или "Mexico!", но не менее частым.

В отличие от упомянутого выше боя Мэйвезер – Пакьяо, звёзд не из мира спорта на самых престижных местах, у ринга, было не так много. И все они – завсегдатаи боксёрских поединков. Уилл Смит, который даже по работе близок боксу, Дон Чидл, Седрик Развлекатель, актёры "Игры престолов" Кит Харингтон и Николай Костер-Вальдау. Если не считать боксёров, то из спортсменов наибольшую зрительскую когорту составили баскетболисты. Легенды Скотти Пиппен и Чарльз Баркли, лучший игрок современности ЛеБрон Джеймс, который после боя написал в Twitter, что готов ещё не раз посмотреть такой крутой бой. И, скорее всего, ему эта возможность представится.

Ну, а боксёрский зрительский состав получился элитным: Майк Тайсон, Мигель Котто, Бернард Хопкинс, Дэниэл Джейкобс – американский средневес, заявивший, что уж он-то сумел бы нокаутировать Канело.

Первое своё поражение в этот вечер команда GGG понесла в… мерчандайзе. Выставленная на витринах сувенирная продукция (по не самым грандиозным, кстати, для США ценам – например, футболки по 30-35 долларов) впервые развела соперников по разные стороны баррикад. По критериям "дизайн" и "разнообразие" победу одержал мексиканец.



Как это обычно бывает в США и развитых странах, арена заполнилась зрителями быстро и безболезненно – без грандиозных очередей и толкучки. Помимо "сувенирки", разнообразием поражала и мексиканская торсида. Если болельщик из Казахстана на T-Mobile-Арене – это чаще всего мужчина средних или выше лет, живущий и работающий в США, или специально прилетевший на бой, то у болельщика из Мексики какого-то среднестатистического портрета нет. От мала до велика, обоих полов, по внешнему виду – самого разного достатка. Но объединённые одной уверенностью: накануне Дня независимости Канело должен победить.

Рассказывать о самом бое не буду: кто хотел – видел, да и я – не эксперт в боксе. Скажу лишь, что с трибуны в победе GGG не было практически никаких сомнений. Они появились, когда перед оглашением судейского вердикта показали крупные планы бойцов: у Канело серьёзное рассечение, но одно; у Геннадия – кровоподтёки под обоими глазами и тоже рассечение. Напряглись и мексиканцы. Выдохнули они лишь с прозвучавшим в микрофон "Новый чемпион мира…", и стало ясно, что это Альварес. Когда мощное, но ёмкое мексиканское ликование чуть стихло, над T-Mobile-Ареной понеслось "Бу-у-у-у!!!" – казахстанские и нейтральные зрители реагировали на непонятный вердикт судей. Оно продолжалось всё интервью Канело в ринге, и сменилось ещё более громким "Бу-у-у-у!!" – постарались мексиканцы, когда на экранах показали уходящего в раздевалку Головкина. Вопреки традиции, он отказался от флэш-интервью, а такое неуважение к себе зрители не любят.

В заключение позволю сделать прогноз. Третий бой будет. Об интересе почти сразу заявили обе стороны. Так как Головкину больше нечего ставить на кон (он теперь не владеет какими-либо титулами, он не так интересен западным спонсорам и телевидению, как Альварес), условия стороны Канело будут ещё более жёсткими. Особенно в части распределения доходов. Дата, как мне кажется, очевидна – канун следующего Синко де Майо, 4 мая 2019 года. До Дня мёртвых (2 ноября) и даже до Рождества (25 декабря) осталось слишком мало времени.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter