Скандал с деньгами Государственного фонда социального страхования набирает обороты. Информация о том, что до десяти процентов денег, накопленных на страховых счетах, могут передать в "КазАгро", получила волновой эффект, в котором каждая последующая волна сильнее предыдущей, а вопросов по теме не становится меньше. В процессе разбора стало понятно, что в стране существует фонд – ГФСС, в котором лежит 1,2 триллиона тенге, и он тихонько инвестирует их в ценные бумаги правительства и депозиты банков. Сколько ещё таких фондов в Казахстане – сложно представить. Кроме того, стало очевидно, что денег на задуманные проекты, если их можно так назвать, не хватает и взять их просто негде, поэтому приходится изворачиваться.

В чём соль анекдота? Новый министр сельского хозяйства внял стенаниям фермеров, недовольных закупочными ценами на пшеницу на открытом рынке, и через государственную "Продкорпорацию" решил выкупить их продукцию по цене на 15-20% выше рыночной. Риск, говорят, благородное дело, завтра цены поднимутся, и можно будет не только вернуть "инвестиции", но и прилично заработать. Сегодня цена на рынке – 35 тысяч за тонну, закупать предлагают по 42 тысячи. При этом все эксперты как один не видят сильных перспектив для роста котировок зерна в валюте. Рынок завален пшеницей, а значит, есть только два варианта, как физически на этом можно заработать. Первый – это надеяться на рост котировок в среднесрочной перспективе. Благо зерно можно хранить десятилетиями. Второй – надеяться, что доходность сложится из коррекции курса. Это позволит при той же ценовой динамике извлечь доход в тенге.

В любом случае инвестиции в "КазАгро" – это самый рисковый вид инвестиций, который можно было бы придумать, даже если взять в расчёт личные гарантии министра сельского хозяйства. Госкомпания вечно в убытках. Существенная часть её активов вложена в обанкротившиеся агрохолдинги, а про скандалы можно даже не вспоминать. Это данность, и не осознаёт её только совсем далёкий от реалий отечественного рынка человек. Именно поэтому, когда встал вопрос о привлечении денег в "КазАгро" из нестандартных источников, таких как Государственный фонд социального страхования, то управляющий его средствами Нацбанк выдал отрицательное заключение, видя в таких инвестициях угрозу для накопленных средств. Понятно, что на Нацбанк надавили, иначе вопрос о передаче денег не поднимался бы больше, но по правилам чиновничьих войн ответственность всегда должна быть переложена на кого-то другого – на всякий случай. НБ РК предлагает выход из ситуации – взять правительству ответственность за деньги на себя. Прописать отдельной строкой, что деньги ГФСС могут быть вложены не только в утверждённый ещё десять лет назад перечень инструментов.

16 января 2018 года появляется постановление за №12 "О внесении дополнений в постановление Правительства Республики Казахстан от 13 ноября 2007 года №1081 "Об определении перечня финансовых инструментов для инвестирования активов акционерного общества "Государственный фонд социального страхования". В нём черным по белому прописан 7-й пункт:

"Агентские облигации, выпущенные акционерным обществом "Национальный управляющий холдинг "КазАгро", не более десяти процентов от активов акционерного общества "Государственный фонд социального страхования".

Примерно в это же время появляется дополнение к договору между НБ РК и ГФСС, в котором проговаривается право регулятора инвестировать деньги фонда во все инструменты, на которые дало одобрение правительство. Таким образом, гарантию по займу даёт правительство во главе с премьером, чья подпись стоит под постановлением, а не министр сельского хозяйства.

Эта история стала достоянием СМИ, и к разъяснению подключили всех, кого только возможно и кто готов был бы поддержать позицию МСХ. Даже специалисты "КазАгро" сделали заявление, что уже само по себе нонсенс. Они по-настоящему ищут поводы оправдать действия экономического блока правительства, направленные на смягчение условий для конкретного заёмщика. Вот что они говорят: "В Казахстане существуют давние проблемы с обеспечением фундаментальных источников экономического роста, одной из которых является предоставление долгосрочной ликвидности. На текущий момент этими источниками могут служить средства Национального фонда, Единого накопительного пенсионного фонда и Государственного фонда социального страхования. Эти средства могут быть использованы для развития казахстанской экономики".

Таким образом, в том, что они не могут привлечь длинные деньги вне государственных источников, вина исключительно государственная. А высокое доверие к "КазАгро" от рейтинговых агентств – это вовсе не их заслуга. Оно всего лишь отражение рейтингов всего государства, которое в случае чего перехватит обязательства нацкомпании.

"Внешний рейтинг холдинга "КазАгро", согласно данным агентств Fitch (BBB-) и Standard and Poors (BB-), отражает достаточно надёжный уровень платёжеспособности компании. "КазАгро" соответствует требованиям к эмитентам, предъявляемым Правительством РК и Национальным банком для инвестирования средств ГФСС. Следовательно, учитывая внешний рейтинг и кредитную надёжность холдинга, средства являются инвестированными в достаточно консервативной инфраструктуре и требованиях".

Но если так, то зачем отдельное постановление правительства, и почему Национальный банк сначала выдаёт отрицательное заключение?

Рейтинги вообще мешают чиновникам использовать накопленные государственными фондами деньги по своему усмотрению. Прописанные правила связывают по рукам и ногам, ограничивая задуманное и требуя держать в узде запросы, при этом нужно ещё и выполнять все правила, чтобы не вывалиться из обоймы вовсе и не стать источником системного кризиса. Может быть, поэтому на закрытом совете директоров Национального банка в ноябре 2017 года всерьёз обсуждался вопрос о закрытии рейтинговых агентств в Казахстане.

Источники Национального банка не раз указывали на столкновение интересов представителей правительства и министерств с нормами инвестирования. Как оказалось, единственным выходом для них оказался отказ от услуг внешних арбитров и пересмотр существующих правил привлечения заимствований, которые позволили бы ориентироваться на выводы внутристрановых рейтингов. Это никакая не новелла. Как только у государства с неразвитой экономикой случаются провалы, считается нормой поставить на повестку вопрос об удалении раздражителя с поля. Верный хронометраж только бесит, и даже при желании повлиять на его итоги архисложно, а если получается, то совсем незначительно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter