Не буду пересказывать подробности «хоргосского дела»: каждый интересующийся легко прочтёт об этом в интернете, а лучше – в газете «Время», журналисты которой ведут самостоятельное расследование и постоянно рассказывают о ходе официального следствия. Скажу только, что это дело небывалого для Казахстана масштаба по размерам вскрытых преступлений, по объёмам «зарабатываемых» на таможне средств, по числу и статусу привлекаемых к ответственности лиц.

Судя по официальным данным финполиции, это невероятное дело, которое вскрыло удивительную сращённость преступных группировок и высокопоставленных таможенников, благодаря которой обвиняемые имели возможность покупать (и охотно покупали) особняки в разных частях света, яхты, склады, магазины, драгоценности.

Недавно стало известно о попытке свернуть дело против нескольких фигурантов из таможни путём дачи взятки в 5 млн долларов. Из сухого официального сообщения, к сожалению, не было понятно, имели ли те, кто взял эти деньги, возможность реально повлиять на исход следствия и даже прекратить его или это были просто мошенники, решившие поймать свою золотую рыбку в мутной воде. Но сама попытка – лишь одна преданная огласке, а сколько их было на самом деле, кто знает! Сама попытка доказывает, что желание и надежда «сломать» дело живёт и пытается материализоваться.

Во всей этой истории абсолютно неясным является один вопрос: где Козы-Корпеш Карбузов? Его отправили в отставку в мае прошлого года, как только стало известно о возбуждённом уголовном деле, впоследствии названном «хоргосским». В Астане поползли слухи, что он арестован. Слухи не подтвердились, а Карбузов просто исчез. Мог ли г-н Карбузов, возглавляя Таможенный комитет с июня 2007-го по май 2011 года, не знать, чем промышляют его подчинённые? Однозначно можно утверждать: нет, не мог.

Во-первых, после начала следствия в рядах КТК была проведена серьёзная кадровая чистка. Были уволены замы Карбузова, несколько десятков человек, занимавшие различные руководящие посты в таможне. Совершенно очевидно, что сделано это было в первую очередь потому, что эти люди так или иначе были причастны к схемам отъёма денег на постах «Хоргос» и «Калжат», а может быть, и не только на них. Значит, паутина разоблачённой впоследствии ОПГ опутывала едва ли не всю таможню, и председатель Таможенного комитета не мог о ней не знать. Мог ли он в ней не участвовать – другой вопрос, и мы его рассмотрим чуть ниже.

Во-вторых, Карбузов, ещё будучи заместителем председателя КТК, разоблачал подобную же схему. В декабре 2005 года на брифинге в Астане он заявил об изобличении организованной преступной группировки во главе с начальником таможенного поста «Хоргос» Болатом Жумабековым. То есть Карбузову уже тогда были известны приёмы, методы осуществления преступных действий, узкие места и «коррупциогенные» процедуры. Более того, как он утверждал на той же пресс-конференции, это при его содействии работниками КНБ и силами самих таможенников были разоблачены воры и взяточники, позорящие высокое звание работников КТК. Таким образом, Козы-Корпеш Карбузов не мог не знать о том, что в его ведомстве процветает новая ОПГ, созданная взамен разоблачённой, но использующая те же методы.

Почему же он не предотвратил её появления? Или, в крайнем случае, не разоблачил её, как в 2005 году? Не потому ли, что, в отличие от действовавшей 1,5 года вплоть до декабря 2005-го, эта ОПГ включала в себя и руководство КТК?

Поймите меня правильно, я вовсе не требую крови Карбузова, но вопросы-то весьма логичные! И они приобрели ещё большую обоснованность после ареста преемника Карбузова на посту председателя КТК – Серика Баймаганбетова. Как объяснить, что один меньше чем за год успел «наработать» на уголовное дело, а другой за четыре года не «замазался», несмотря на то, что в его ведомстве действовала организованная преступная группа? Причём действовала нагло, почти не скрываясь.

Почему все эти вопросы не возникли у бесстрашных следователей из финполиции, а затем – из межведомственной следственной группы, которой руководит Генпрокуратура? Или всё-таки возникли? Но тогда были ли они заданы? Отрабатывало ли следствие версию причастности Карбузова к «хоргосскому делу»? Если да, то почему бы не рассказать об этом широкой общественности? А заодно объяснить, почему Карбузов на свободе?

Мне же кажется, что в самом начале следствия эти вопросы возникали, и следователи этот путь даже готовы были выбрать. Отсюда и слухи об аресте г-на Карбузова. Но затем что-то произошло. И смелость, и решимость финполиции тут же улетучились. Даже в публикациях газеты «Время», основанных в основном на «сливах» из финполиции, Карбузов довольно быстро перестал фигурировать.

Кто-то окрикнул? Дал команду не трогать? Или была произведена проплата, обеспечившая полное и несомненное алиби Козы-Корпеша Карбузова по «хоргосскому делу»? И если участники ОПГ «внизу» были готовы дать 5 млн долларов, то сколько мог бы дать реальный руководитель ОПГ? И могут ли наши следователи позволить себе роскошь отказаться от такой суммы?

Вопросы эти не праздные. «Хоргосское дело» имеет огромное значение для Казахстана. Фактически – это лакмусовая бумажка, с помощью которой общество сможет понять, насколько бескомпромиссную и жёсткую войну с коррупцией готова вести власть. И если в этом деле останутся «белые пятна», казахстанцы сделают для себя однозначные выводы. Если «хоргосское дело» будет доведено до конца, если будут наказаны все фигуранты – все, невзирая на погоны, звания, награды и проч., – у нас есть шанс победить коррупцию.

Мне бы очень не хотелось (думаю, что не только мне), чтобы спустя некоторое время выяснилось, что кто-то из руководителей ОПГ живёт припеваючи где-нибудь в Швейцарии, или в Лондоне, или на Мальте, ни в чём себе не отказывает благодаря «трудовым накоплениям» и посылает в нашу сторону «лучи поноса». Мне бы не хотелось, чтобы в соответствии с возникшей в казахстанском правосудии традицией Козы-Корпеш Карбузов был объявлен виновным уже после того, как он окажется вне казахстанской юрисдикции, заочно осуждён, приговорён, но наказать его будет уже невозможно. Мне, конечно, также не хочется, чтобы Козы-Корпеш Карбузов был обвинён безосновательно, осуждён без доказательств и отсидел бы безвинно.

Но на то у нас и следствие, и суд, чтобы таких ошибок не было. Ни первого типа, ни второго. А для этого надо обращать внимание на вопросы и стараться честно на них отвечать. Например, на страницах газеты «Мегаполис».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter