Совсем скоро на город обрушится снег. Он замедлит наши ритмы и принесёт в наши дома ощущение грядущего праздника, аромат горячего хлеба, цитрусов и хвои, лёгкое веселье грога и глинтвейна. Пришла пора распаковывать пледы, теплые носки, достать из дальних ящиков мамины рецепты для ужинов и заготовить душевные разговоры для дружеских посиделок в тёплых кофейнях, уютных кухнях и шумных барах. Зима в Астане – прекрасная пора, когда можно вспомнить, что значит жить неторопливо.

А что насчёт нашей жизни за пределами зданий? Она, конечно, застынет на ближайшие полгода. И это огромная упущенная возможность, говорят урбанисты: люди не хотят жить в городах, где нет качественной уличной жизни, в такие города не приходит бизнес и инвестиции, а главное, в такой город не стекается человеческий капитал. Люди хотят жить в городах с динамичной, живой культурой и развитой сетью сообществ.

Всё, что летом кажется небольшой проблемой, зимой обостряется и превращается в невыносимые, непреодолимые трудности: большие расстояния между зданиями, неустроенность пространств между ними, большие расстояния между остановками, большие отступы зданий от тротуаров, отсутствие тротуаров, – это всё делает нас совершенно беззащитными перед лицом ветров. Неудивительно, что общественная жизнь напрочь отсутствует зимой, если не брать в счёт редкие случаи стойкости некоторых горожан. Снег и зима из потенциального капитала, конкурентного преимущества превращаются в повод для жалоб и стереотипов.

Но мы такие не одни – вообще трудно быть зимним городом. В канадском журнале Maclean's в 2016 году вышла статья под названием A nation of winter wusses, которое можно вольно перевести как "Нация трусов, боящихся зимы". В статье автор удивляется тому, как нация, когда-то считавшая свои зимы тем, что отличает её от изнеженных южан, и испытывавшая чувство превосходства и гордости, сегодня уезжает в теплые края пережидать холодный сезон, всё чаще закрываются школы, а небольшие погодные отклонения воспринимаются как катастрофические. Автор ностальгирует по былой стойкости канадцев, приводя в пример то, как норвежцы и россияне в отличие от них не пасуют перед зимой, а живут в гармонии с ней.

А что же делать? Тут вариантов много, главное – настроиться и помнить, что в гонке за людей у городов с мягким климатом большая фора, значит, нам нужно рассчитать силы на долгий и тернистый путь.

С 2008 года с подачи Института зимних городов профессионалы, бизнес, общественность и власти городов собираются на Winter Cities Shake-Up – это конференция, на которой обсуждают вопросы зимнего транспорта, общественных пространств, зимнего проектирования, культуру патио при заведениях общепита, рассчитанную на все четыре сезона, и другие меры по поддержанию уличной жизни зимой.

Оттава с 1979 года проводит фестиваль Winterlude, посвящённый зиме и уникальной северной культуре страны. Есть города, которые скрупулезно изучают свои пространства и прибегают к небольшой, но действенной акупунктуре: увеличение освещения, установка поручней на наклонных участках, текстурированные поверхности дорожного покрытия на наклонных участках, обустройство коридоров в самых проходимых местах.

Но давайте посмотрим на практики пионера среди зимних городов – Эдмонтона. На сайте города висит чёткое видение того, чем хочет быть город:

"Эдмонтон будет известен во всем мире за нашу гордость нашим северным климатом. Он будет городом, где люди любят посещать общественные пространства даже в самые тёмные, холодные дни зимы. Город, в котором улицы и здания спроектированы с учётом нашего климата, где свет используется для создания тепла и люминесценции в течение долгих зимних дней, где снег считается ценным ресурсом. В этом заключается стратегия Winter City Эдмонтона: создание притягательного, динамичного и захватывающего города для жителей и туристов в течение зимних месяцев".

В начале 2000-х Эдмонтон создал специальный аналитический центр, призванный изучать лучшие практики зимних городов по всему миру и узнавать, какие есть соображения у горожан по улучшению городского пространства, результатом этого многолетнего скрупулезного накопления опыта стала умная пошаговая стратегия, которая должна воплотить видение города.

Стратегия основана на четырёх аспектах: жизнь зимой, зимнее проектирование, зимняя экономика и создание зимней истории города. Разобрать всю стратегию здесь не удаётся, но мы можем отметить несколько по-настоящему инновационных решений.

Сколько раз мы оказывались где-нибудь на Кабанбая без транспорта в метель, далеко от остановки? Сколько автобусов проносилось мимо, а мы только махали им вслед? Например, Эдмонтон решил рассмотреть возможность разрешить автобусам останавливаться в неположенных местах, когда температура падает ниже определённой критической отметки. Более того, город решил рассмотреть возможность бесплатного проезда при экстремальных температурах.

Ещё Эдмонтон разрешает распитие лёгких спиртных напитков в общественных пространствах и разведение огня: что говорит "уют" зимой как не костёр и бокал грога, правда же? Проектировать "холодные" города нужно компактными, держа в голове вопросы доступности солнца большую часть дня в общественных пространствах.

Словом, зима – это преимущество, и им надо пользоваться. К тому же это возможность преодолеть проклятие большого города – безразличие, отрешённость – и сплотиться вокруг костра, и создавать новые городские легенды.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter