"ЗАПРЕЩАЕТСЯ: несанкционированная торговля вне мест, установленных местным исполнительным органом (ст. 204 КОАП РК), игра на музыкальных инструментах, исполнение коллективных танцев и песен. Культурно-развлекательные мероприятия предусмотрены на "Арбате", – такой знак был установлен в этом году на набережной реки.

Есть десятки контекстов, в которые мы могли бы поместить критику установки подобных знаков, и языков, на которых могли бы критиковать. Например, Астана в действительности не следует тому, что декларируется с высоких трибун и конференц-залов про город инвестиций, передовых урбанистических решений, открытости и счастливых горожан. Различные мастер-классы дорогих иностранных экспертов, конгрессы и урбан-форумы остаются низовой активностью или игрой в интеллект. Но мне бы хотелось поместить критику запрета базовых атрибутов нормальной городской жизни в контекст политический.

Историки говорят, что величайшим достижением великой французской революции было то, что весь мир понял: самодержавному монарху можно отрубить голову – и небо на землю не упадёт. Это здорово исказило и переврало природу власти: с тех пор эхо "Марсельезы" несётся по всем городским площадям всех городов в мире, с тех пор и кажется, будто власть есть нечто, что развивается в тесной связке с "народом". Иначе "народ" и может спросить и поменять власть по своему усмотрению, что интересы "власти" и "народа" могут и должны полностью сливаться или не отличаться, а если всё-таки не сливаются, то это вопрос одного-двух митингов.

Может, это атрофия политического во мне, может, я и есть та, кому адресованы слова про то, мы можем не заниматься политикой – всё равно политика занимается нами. Но я совершенно убеждена, что власть и народ во все времена были параллельными измерениями: всё работает при условии, что власть даёт народу необходимое психологически комфортное пространство над головой, а народ просто живет изо дня в день, пашет свои поля, продаёт овощи на городских рынках, возит детей в сады и кружки, работает, покупает бытовую технику, – просто живёт с надеждой, что всё становится в жизни лучше. Чтобы такой выгодный для всех статус-кво оставался непоколебимым, надо чтобы власть, надстоящая над народом, не наседала и не врывалась в традиционно "народные" пространства. Город принадлежит народу/горожанам, а власти город для жизни не нужен. Например, ей не принципиально, сохранять ли дорогие горожанам места памяти в городе или нет: тонкие культурные рефлексии – это не те категории, которыми власть может позволить себе мыслить.

Хорошая демонстрация сказанного – это уже традиционные для нас дебаты о выборах в США. Как ни странно, политические игрища США в нашей части света много муссируются в общественных дискуссиях. Казахстанцы делятся на демократов и республиканцев. Как ни поразительно, но это понятно, потому что этим заняты многие в мире, наверное, учитывая, что эта страна стала самим воплощением современности. Но чего мне в дискуссиях не хватает – это доказательного исследования о том, что в зависимости от победы той или иной партии что-то кардинально каждые 4 года меняется в структуре капитала в этой стране или любой другой развитой.

Не думаю, что такое исследование было бы позитивным вообще, что делает всякие политические игрища подобием театра, где на сцене сменяются актеры. То власть, то так называемые элиты играют по своим сценариям, а народ может аплодировать или улюлюкать, но на сцену он никогда уже не залезает с 60-х годов прошлого века, когда так называемый неолиберализм пошел по миру твёрдой поступью.

Другими словами, система – это не выборы, доступные нам на протяжении 40-50 лет избирательного возраста в течение сознательной жизни, а века становления и застывания. Мы все рождаемся в систему, которая не нами сформирована, большие решения приняты – Конституция написана, нацкомпании созданы, контракты подписаны, международные договоры ратифицированы, что оставляет нам небольшое пространство для критического мышления и жизни.

Так вот именно в это небольшое пространство власти для поддержания стабильности в обществе, для его развития, для того чтобы не получать на руки недееспособное население, впавшее в детство, для стабильного поступления налогов в бюджет, должно быть запрещено вмешиваться, особенно такими брутальными способами как радикальный запрет базовых для горожанина вещей.

Не получив ссылок на нормативно-правовой акт от акимата, который давал бы законные основания для установки знаков, я обратилась в маслихат в надежде быть представленной в городской жизни с просьбой помочь установить законность знаков и в случае неустановления законности помочь их демонтировать. Из года в год мы постулируем, что город принадлежит людям, остаётся надеяться, что это недоразумение и городской конфликт и наш город встанет на нашу сторону.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter