Массовый туризм может принести Казахстану массу неприятностей

Предпосылки для развития массового туризма в Казахстане сильно преувеличены и переоценены.

Нет у нас для того никаких особых условий, и не надо себя обманывать (Об этом я писал: "Почему Казахстан не может найти альтернативу Иссык-Кулю" и "Почему туристы массово не поедут в Казахстан").

Больших дивидендов от туризма Казахстан в обозримом будущем иметь не будет (разве что – на бумаге). У нас не так уж много готовых туристических достопримечательностей. Они все рассеяны на огромном расстоянии друг от друга. И хотя страна красивая и "нехоженая", здесь может существовать только очень дифференцированный, очень специальный туризм: организация поездок для штучных туристов, которые знают, чего именно они хотят. Что предполагает грамотное вложение капиталов и правильное осознание того, что золотой дождь прольётся далеко не на следующий день.

Кроме того, на пути нормального развития отрасли по приёму гостей в РК стоит неприступная и глухая стена из исполнительных чиновников и алчных правоохранителей. Несмотря на то, что призывы развивать туризм звучат давно, что СМИ буквально переполнены бодрыми рапортичками чиновников, больших косяков гостей в РК как не наблюдалось (если не вспоминать времена советского профсоюзного туризма, который развивался по своим особым правилам), так и не наблюдается.

Таким образом, наше общество реально не готово к принятию туристов в Казахстане. Сверху спускаются директивы. А на местах творится бардак, и в отрасли царят серые схемы. И кто же к нам поедет? Искатели приключений и индивидуалы-мазохисты? От несовпадения желаемого (госзаказа) и действительного (желания понравиться или заработать) и царят всюду подтасовки и передёргивание. Кого только не записывают у нас в эти самые вожделенные туристы, которые не едут, хотя ехать после такого количества разговоров просто обязаны. Реальная цифра реальных туристов в прошлом году – 50 000. А в отчётах чиновников всё время мелькает, то миллион, то полтора. Любопытное сравнение – соседний Узбекистан уже принимает в год более 2 млн настоящих туристов.

Вообще, если государство реально хочет помочь развитию этой сферы, нужно укротить ретивое чиновничество и дать свободу предпринимательству. А то ещё немножко – и получится как с китайской металлургией во время Большого Скачка.

Туризм – это вообще-то сфера очень неоднозначная: с одной стороны, он и вправду способен давать неплохие деньги, а с другой – несёт в себе изрядный разрушительный потенциал. Всему: природе, культуре и даже государственному суверенитету.


Боровое

Фото с сайта liter.kz


Природа гибнет, как только становится объектом туризма и превращается в аттракцион. Незаживающие и неизлечимые язвы, нанесённые нашей планете массовым туризмом, методично и аккуратно заполняют карту Земли. Яркий пример – стремительный регресс живописнейшего некогда островка из группы Пхи-Пхи в Таиланде, который начался после того, как на экраны вышел "культовый" фильм "Пляж" с Ди Каприо о поисках уединённого и безлюдного рая. Сегодня тот идиллический пляж представляет собой длинный причал для вонючих моторных лодок и шумный "бродвей" для обитателей разных стран, возжелавших "быть причастными".

Но одно дело – тропическая страна, в которой природа может за год-два отвоевать своё и вновь превратить в непроходимые джунгли любые развалины. И совсем другое – наша республика, где природные реалии по сути своей – совершенная противоположность. Где след от внедорожника или квадроцикла, проехавшего по неезженной степи, способен вызвать необратимые изменения в почве и привести к образованию оврагов, а брошенный окурок – свести на нет целые склоны невосстанавливаемого реликтового леса.

Туроператоры постоянно ищут места, которые могут привлечь своей неизвестностью и эксклюзивностью. Через два года эти места начинают необратимо разрушаться под давлением толпы. И примеры – на каждом шагу. Я застал Кольсай (ныне захоженный до дыр гламурными посетителями), на берегу которого стояла несколько дней одна-единственная наша палатка. И помню печально знаменитую Долину За́мков на Чарыне, где можно было неделями наслаждаться полным одиночеством и нетронутой природой.

Это один момент. Второй – негативное воздействие массового туризма на традиционную жизнь любой страны. Туристический бизнес – антипод глубокой культуры. Туристам неинтересно то, чего нельзя (увидеть, потрогать, понять, купить). Потому-то сегодня целые страны, в основном бедные, вынужденные выставлять на панель свою самобытность и неповторимость, по существу, саморазрушаются на потеху богатым гостям, перепрофилируют свои стержневые святыни и основополагающие принципы в элементы поп-культуры и банальные сувениры. Как только объекты любого культа: храмы, алтари, монастыри – становятся туристическими объектами, они тут же перестают нести свою глубинную цементирующую функцию центров силы, веры и поклонения. И вскоре вообще утрачивают всякий традиционный смысл, превращаясь в обыкновенные коммерческие предприятия.

На моих глазах в своеобразные парки аттракционов превратилась масса почитаемых храмов и монастырей во многих странах Европы и Азии. Это очень печальное зрелище – наблюдать резвящиеся толпы крикливых отдыхающих с селфи-палками там, где веками царило умиротворяющее благолепие. Как показывает практика, боги быстро покидают территорию, которую отдают на откуп бизнесу. Разрушительный импульс, который несёт туризм культуре, необходимо учитывать там, где собираются делать из него чуть ли не национальную идею и панацею для экономического развития. В Казахстане, выбитом из колеи социальными экспериментами прошлого века, приходящая в себя традиционная жизнь нуждается в особой защите и почтительном отношении. Приезжие в массе своей, не станут ничего защищать и почитать.

Под воздействием туризма и само общество начинает претерпевать очень неприятные изменения. Появляются лёгкие деньги, лёгкие заработки и постоянные искусы переступить через принципы. Рассуждая о благе развития туризма, мы почему-то не вспоминаем о том, что практически во всех туристических странах Азии существует яркий и заметный слой детей-попрошаек. Своего рода профессионалов, умеющих вышибать слезу и деньгу из добрых гостей. В Казахстане, кстати, они тоже начинают появляться там, где возникают западные туристы. Интересно, кто вырастает из этих маленьких побирушек далее? Трудолюбивые и законопослушные граждане? Вряд ли.


Попрошайка

Фото Андрея Михайлова


Наконец, такой бизнес очень неоднозначен и в плане государственной безопасности. Как только страна садится на туристическую иглу, она утрачивает свой реальный суверенитет и оказывается на коротком поводке у мировых лидеров, становится очень послушной. При современных технологиях ей очень просто испортить имидж и автоматически лишиться привычных доходов, к которым она быстро привыкает, вызвать недовольство в обществе (у кого не перед глазами Турция и Египет?). Потому такая страна становится очень сговорчивой и послушной. И делает не то, что хочет, а то, что хотят.

У современного туризма очень много нюансов и "скелетов в шкафу". И все их нужно, по крайней мере, представлять и предугадывать.

informburo.kz в Facebook:

подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также