За отсутствием в арсенале карательных мер более строгого наказания за совершённое мной преступление. Судьи, два десятка школьных учителей, экстренно собранных на расширенный педсовет, так и резюмировали: мол, расстрелять тебя мало…

Смертная казнь, однако, не состоялась по причине нелигитимности суда. Зато казни гражданской, к каковой меня приговорили уже в мои 12 лет опять же педагоги, но только всесоюзного пионерлагеря "Артек", мне избежать не удалось. Построили в каре пионерскую дружину, меня вывели на лобное место и под барабанный бой сорвали с рукава первые и последние в моей жизни лычки – две свидетельствующие о моём статусе председателя совета отряда нашивки. Почти как с Чернышевским поступили во времена проклятого царизма, только что не стали дворянскую шпагу над головой ломать. Видимо, по причине отсутствия последней.

Оба раза я плакал. Первый раз – от страха. Второй – из-за утраченных лычек.

И что я такого сделал? Расстрел заработал на том, что, будучи поставлен в классе в угол – за плохое поведение на уроке, от скуки позволил себе кривляться, копируя дедушку Ленина, толкавшего речь с броневика на картине, что висела тут же на стене. Училка увидела, и её едва кондратий не хватил.

А шпаги, то есть лычек, меня лишили сразу за два проступка: во-первых, я снял свой отряд с уборки винограда, на которой весь "Артек" пластался по четыре часа в день, зарабатывая деньги для голодающих детей Африки, и увёл купаться на море. А во-вторых, крепко отколотил своего подчинённого, звеньевого отряда, парнишку из Анголы, попытавшегося дезавуировать мой приказ – идти на пляж.

Конечно, тут политику пришили и чуть ли не расизм. Но ничего такого не было. Просто было очень жарко, а вода в море – как молоко… А я в те времена как человек, впервые попавший на выборную должность, был естественно приверженцем откровенно популистских решений. Что же до драки со звеньевым из Анголы, очень плохо понимавшим по-русски, то он первым начал. Так что казнили меня, я думаю, всё же потому, что "виноградные" деньги шли не детям Африки, а в карманы артековских чиновников. И я покусился на святое.

Ну, а представляете, если бы студентка третьего курса Казахского агротехнического университета имени Сакена Сейфуллина Инна Мальцева, довольно большая уже девочка, в те времена публично показала бы кому-нибудь язык во время какого-то официального мероприятия. Да с участием главного вождя страны. В людоедскую сталинскую эпоху при почти развитом уже социализме – расстрел, однозначно. И не фигуральный, а самый что ни на есть всамделишный. При либералах, уже почти что сляпавших недоразвитый коммунизм, Хрущёве или Брежневе пожалели б девчонку. Да и отправили в психушку на пару-тройку лет.

Слава господу, что нынче у нас другие времена, иная общественно-экономическая формация и вождь совсем другой. Весёлую студентку не расстреляли, не упрятали в дурку и даже не исключили из вуза.

Зато население у нас, похоже, всё прежнее. Как те педагоги, что могли запросто приговорить к расстрелу 10-летнего ребёнка-кривляку или подвергнуть гражданской казни не вписавшегося в формат отечественных коррупционных схем подростка. Ибо после появления в сети видео "с языком" на Мальцеву обрушилась лавина злобных комментариев. Девушку обвиняли в неуважении к Президенту, в презрении к родной стране и чуть ли даже не в раздувании какой-то там розни… До обвинений в оскорблении госсимволов или сотрудничестве с мировым терроризмом, бог миловал, пока не дошло.

Активный у нас народ. То, помню, все в сети дружно обрушились на полицейских, которые, покинув служебное авто, помогли перейти старушке через дорогу в неустановленном для такого манёвра месте. Бабуське, кстати, тоже всыпали. И её, и тех, кто помог пенсионерке совершить этот опаснейший антисоциальный поступок предлагали наказать самым примерным образом. Вплоть до того, что лишить копов лычек, причём навсегда, а пожилой даме – впаять максимальный штраф.

Между тем, парижане, недавно подвергшиеся чудовищному террористическому налёту за отказ жить по канонам деструктивного псевдоислама, до сих пор гордятся некоей весьма типичной для этого народа городской легендой, построенной вроде бы на реальном факте. Как известно, местные влюблённые имеют обычай затевать обмен страстными поцелуями в самое неподходящее время и в самом неустановленном месте. Так вот как-то давным-давно одна парочка решила заняться этим увлекательным процессом как раз в момент перехода через автотрассу, забитую бешено несущимися машинами.

И что же? Затянутый в форму парижский ажан-регулировщик, выбросив вверх руку в белой перчатке, остановил поток автомобилей и лишь после того, как влюблённые завершили поцелуй и пересекли дорогу, опустил жезл. Говорят, водители оценили этот поступок полицейского поощряющими гудками клаксонов.

Впрочем, что я это всё о французах. Вернёмся, пожалуй, к нашим реалиям. В эти же дни, когда пользователи сети усердно троллили девчонку, показавшую кому-то язык, немалая часть их вдруг озаботилась аморальным обликом некоторых скульптур, украшающих наши города. Видите ли, эти, так называемые малые формы демонстрировали на всеобщее обозрение как раз формы слишком большие либо, хуже того, чересчур открытые взглядам общественности. И, мол, чему это может научить наших детей? Так, хорошо бы, дескать, все эти вызывающие нездоровый интерес, но слишком здоровенные выпуклости прикрыть хоть какой-то одежонкой. Пусть даже из личного гардероба наиболее активно целомудренных граждан.

Представляете, если бы этот ритуальный ханжеский танец вокруг неприлично одетых либо вообще раздетых скульптур наши граждане затеяли, скажем, где-нибудь в Риме?

Но хватит об итальянцах. Лучше – ещё про нас. В наших палестинах интернет-атака на ваятельное искусство привела к тому, что к этой дискуссии весьма активно подключились руководящие чиновники. Конечно, других проблем в стране с агонизирующей экономикой и разваливающейся финансовой системой нет. Хотя, надо отдать должное, вступившие в полемику клерки не стали призывать граждан немедленно тащить простынки и одеяльца из своих спален, чтобы прикрывать неприличные формы малых форм. А где-то даже и выразили сомнение в верности оценки сетевыми активистами характера художественно-эстетического воздействия упомянутых скульптур на подрастающее поколение страны. Оставив право решать эту проблему специалистам.

Что же до истории с не вовремя и не к месту показанным языком, то тут когорта казённых клерков проявила непростительную индифферентность. Нет, конечно, в сетях девчонку чиновники, укрывшиеся под разными замысловатыми никами, таки тоже потроллили. Но никакого официального заявления о недопустимости там, оскорбительности и провокационности её поведения сделано не было. И это странно. Ибо неизбывная трепетная любовь наших чиновников к родной стране, её Конституции, госсимволам, имиджу и особенно к гаранту всех этих национальных ценностей – Президенту РК, – общеизвестна. И это всё время усердно демонстрируется.

Например, человек вывесил государственный флаг страны на своём балконе, чтобы порадоваться за некий успех родной Республики в какой-то сфере. А чиновники тут как тут: ах ты, такой-сякой, а не преследовал ли ты цель опорочить тем самым сей государственный символ? И волокут человека в суд. Или, скажем, какой-то клерк нагло разворовывает казённые деньги. Но это отнюдь не мешает ему без всякого зазрения совести класть свою ладонь на сердце при звуках гимна страны, демонстрируя пламенную любовь к Отчизне. И даже, в крайнем случае, возвращать накраденное в казну. Как осуждённые недавно за коррупцию экс-премьер и его подельники, которые сначала горячо клялись в своей невиновности, а потом также страстно просили прощения у Президента, за то что не оправдали его доверия, и возмещали государству миллиардный ущерб.

И как же это действующие ещё и не проворовавшиеся пока клерки упустили шанс продемонстрировать в истории "с языком" свою принципиальность и преданность идеалам? Очень похоже, что кто-то охладил их рвение и пыл. И я догадываюсь – кто.

Впрочем, весёлой студентке хватило по гроб жизни и интернет-атаки пусть не чиновитых ещё, но достаточно благонамеренных граждан. И она, как смогла, попыталась отбиться от обрушившихся на неё обвинений. Мол, она никому не показывала языка, тем более на спор, а просто хотела пить. А видеооператоры так сняли ради сенсации. И президента она глубоко уважает и страну свою любит, и гордится госсимволами, и никого не презирает… И даже добавила, что пришла она на это мероприятие добровольно, хотя, по её словам, других на него принуждали прийти.

…Но вообще-то язык показан был. И не исключено, кстати, что даже на спор. Чего там, иногда протест против чрезмерной заорганизованности жизни, особенно в молодёжной среде, принимает самые причудливые и замысловатые формы. К примеру, в Шымкенте молодые граждане взяли моду демонстрировать своё свободомыслие, прогуливаясь в общественных местах в неглиже либо и вовсе – нагишом. Вот намедни одна барышня прошлась по центральной магистрали в исподней рубашонке, обмотав чресла кофтой. А давеча некий хлопец и вообще голяком шлялся по городу. За что получил в качестве выигрыша на спор – ботинки, а от властей – штраф.

А кто у нас самая главная направляющая и организующая сила в стране? Ну, конечно же, чиновники. Они могут, пусть и очень плохо, организовать и согнать массы на любое мероприятие, в том числе и какое-нибудь совершенно нелепое, зародившееся случайно в их воспалённых лакейских мозгах. Например, что-нибудь вроде весьма сомнительного и даже двусмысленного флэшмоба с публичным объяснением студентов Алматы в любви к Президенту страны. В каковых излияниях, кстати, Лидер нации, давно снискавший себе подлинный, а не показушный авторитет в стране, уж точно не нуждается.

Так вот я и думаю, что девчонка показала язык чиновникам. Тем, которые в чрезмерном рвении согнали студентов на встречу с Главой государства намного раньше срока и не один час промариновали их в духоте и тесноте актового зала.

Конечно, с точки зрения этики, эстетики, а также марксистско-ленинской философии, – поступок не очень красивый. И достаточно безрассудный. Но ведь и где-то бесстрашный, ломающий некие стереотипы и ритуалы. Так что я бы с этой барышней пошёл в разведку. Или, стоя рядом с ней во время исполнения Гимна страны, не колеблясь, прижал бы ладонь к сердцу.

Ибо думаю, что она искренне любит Отечество и готова сделать всё для его процветания. В отличие от чиновитых казнокрадов, цинично спекулирующих на этом высоком и благородном чувстве.

Подозреваю, что и в партии "Нур Отан" думают об истории с языком приблизительно так же. Не случайно беседа партийных функционеров с этой возмутительницей спокойствия закончилась без всяких бюрократических оргвыводов. Да и большинство пользователей сети, полагаю, тоже не склонны требовать для весёлой студентки расстрела или психушки. Ну а сетевые активисты, они ведь потому и активисты, что чересчур активны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter