Ввязался в дискуссию по безопасности дорожного движения сначала ради того, чтобы потроллить активистов, но чем дальше погружаюсь, тем интереснее становится. Активисты сыплют данными отчёта ВОЗ о безопасности движения и утверждают, что Казахстан стоит на первом месте в мире по смертности, ситуация драматическая, всё пропало, и срочно нужно что-то делать.

Генеральный секретарь ассоциации безопасности дорожного движения "Общая дорога" Алексей Алексеев в ноябре 2018 года на конференции в Алматы заявил, что вероятность погибнуть в ДТП в Казахстане в 11 раз выше, чем в Норвегии. Буквально на днях в Астане был доклад Всемирной организации здравоохранения. И там говорилось, что РК – на первом месте в мире по тяжести последствий в автомобильных авариях. Получается, что наши дороги за год уносят свыше трёх тысяч человек. И более 30 тысяч человек получают тяжёлые травмы. Смертность в ДТП в Казахстане – это 24,2 случая на 100 тысяч населения". Эта новость была подхвачена и растиражирована СМИ.

Я обратился к докладам ВОЗ "Безопасность дорожного движения". Таких докладов было всего четыре – в 2009-м, 2013-м, 2015-м и 2018-м. И обнаружил, что Алексей Алексеев, мягко говоря, лукавит.

Смертность на дорогах страны находится ниже среднемирового уровня и ниже среднего уровня по Юго-Восточной Азии и Восточному средиземноморью. Ни о каком первом месте в мире по смертности на дорогах говорить не приходится. Также очень важна динамика смертности на дорогах.

Прежде чем перейти к цифрам, сделаю пояснения для читателя об использованных в отчётах ВОЗ показателях: они разнятся от отчёта к отчёту. Есть официальная статистика о погибших в ДТП от Агентства по статистике РК. В отчётах ВОЗ применяются данные reported death – некие комбинированные данные агентства и других источников, которые, как я понимаю, включают смертность в течение 30 дней после ДТП, в отчётах 2005 и 2018 годов появляется новая строка – оценка ВОЗ, ещё больше повышающая показатель.

На примере данных за 2016 год, показанных в последнем докладе, картина выглядит следующим образом. Данные Агентства по статистике дают цифру погибших в 2390 человек в 2016 году. В отчёте применяется цифра reported death 2625 человек, которая получена, согласно комбинированным источникам, включая Комитет по статистике. То есть комбинированные источники повысили уровень смертности на 10%, насколько я понимаю, включив туда смерть в течение 30 дней после ДТП. Второй строкой после показателя related death идёт показатель "оценка ВОЗ" ("WHO estimate"), который снова увеличивает смертность уже до 3131 человека. Результирующей цифрой становится 17,6 случая смерти от ДТП на 100 тысяч населения.

Ниже на графике приведены все эти показатели в пересчёте на 100 тысяч населения.



Итак, в 2016 году, по оценке ВОЗ, смертность на дорогах страны составила 17,6 случая на 100 тыс., что меньше среднемирового значения, меньше среднего показателя по Юго-Восточной Азии, по Восточному средиземноморью. Ни о каком первом месте в мире по смертности на дорогах говорить не приходится.

Замечу, что, по оценкам ВОЗ, между 2013 и 2016 годами в Казахстане произошло существенное снижение показателя – на 27% при относительной стабильности его в мире и по группам стран. В 2013-2016 годах снижение смертности, по данным Агентства по статистике, составило 25%. Предполагаю, что можно экстраполировать данные. Официальная статистика показывает снижение смертности между 2016 и 2018 годами на 15% (с 13,4 до 11,5), значит, можно предположить, что и оценки ВОЗ снизятся пропорционально, то есть придут к уровню 15 человек на 100 тысяч населения в 2018 году.

Для сопоставления я свёл некоторые данные, которые упоминаются в отчёте за 2018 год на страницах 7-9:

2013 год (ВОЗ)

2016 (ВОЗ)

2018 (Оценка автора)

Казахстан

24,2

17,6

15

Европа

10,4

9,3

Средний доход

14,4

Высокий доход

5,1

Обе Америки

15,9

15,6

Низкий доход

18,3

Высокий доход

11,8

США

12,4

По моей оценке, в 2018 году смертность на дорогах Казахстана сопоставима с уровнем смертности в странах Европы и обеих Америк со средним уровнем дохода. Она выше смертности в странах с высоким уровнем дохода. Страны Европы с высоким уровнем дохода являются рекордсменами во всех отчётах ВОЗ, далеко оторвавшись от любых конкурентов.

Кстати, ни в одном отчёте нет данных, подтверждающих, что вероятность погибнуть в аварии в Казахстане в 11 раз выше, чем в Норвегии.

Резюме. По данным доклада ВОЗ от 2018 года, по состоянию на 2016 год ситуацию со смертностью на дорогах в Казахстане невозможно назвать драматической. С показателем ниже среднемирового уровня страна никак не является мировым лидером в этом вопросе. Более того, в период между 2013-2016 годами Казахстан сделал существенный скачок в снижении смертности (минус 27%) – как раз по темпам улучшения ситуации страна, похоже, занимает лидирующее место в мире. В 2016-208 годах тенденция продолжилась, и можно предположить, что по итогам 2018 года страна уже практически вышла на уровень европейских стран со средним уровнем дохода. Окончательные цифры мы увидим в следующем докладе в 2020 году.

Конечно, нужно улучшать безопасность, ибо в этом вопросе нет предела совершенству. Но эта работа идёт и очень эффективно уже на протяжении последних шести лет без надрыва и истерик, которыми она вдруг стала сопровождаться в последний год.

Я понимаю политическую конъюнктуру Алматы 2018 года, когда активно продвигалась идея города для пешеходов, общественного транспорта, встречая сопротивление автолюбителей. Я не понимаю, каким образом ассоциация безопасности дорожного движения "Общая дорога" вдруг перепутала отчёт ВОЗ за 2016 и 2018 годы, игнорировала 27-процентное снижение смертности за три года, заявила об одиннадцатикратном превышении аварийности в Казахстане по сравнению с Норвегией. Зачем нужно было передёргивать факты? Каков бы ни был ответ, мы увидели сильную манипуляцию общественным мнением на откровенно ложных утверждениях.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter