Недавно участвовал в обсуждении вопроса о росте потребительского кредитования: является ли это негативным фактором, свидетельствует ли о каких-то негативных трендах и может ли быть причиной для тревоги. В 2013 и в 2016 году я также предполагал, что есть определённые угрозы. Однако сейчас убеждён, что причин для волнений нет.

Мы привыкли думать, что обращение к беззалоговому кредиту является признаком экономических трудностей заёмщика: у человека недостаточно денег на покупку очень нужной вещи, и он вынужденно берёт кредит. Сегодня такое рассуждение неверно. В торговле и финансовом секторе произошли такие изменения, что изменило и значение потребительского беззалогового кредита.

Рассмотрим, как работает покупка в рассрочку без переплаты. В обычном режиме вы заплатили бы магазину 100 тенге. При покупке в рассрочку банк покупает для вас товар, а затем вы выплачиваете банку эти 100 тенге в течение 3 месяцев. Ключевым здесь является то, что банк имеет определённую скидку в цене – это оптовик, потому что он платит за тысячи покупок. Можно интерпретировать иначе: банк даёт деньги покупателю без процентов, получая за это бонус от продавца. Без банка покупки бы не было, а значит, магазин готов заплатить такой бонус. Таким образом, если размер скидки (или бонуса) для банка будет, например, 5%, то доходность такой операции за три месяца составит 31% годовых, за 6 месяцев – 18%. Это идеальная схема, где выигрывают все. Продавец продал товар, покупатель купил в рассрочку без переплаты, банк профинансировал и получил доход.

Рассрочка более привлекательна для состоятельных покупателей, которые имеют сбережения. При полной оплате человек снимает с депозита 360 тысяч тенге, покупает товар, а затем откладывает по 30 тысяч в месяц, чтобы через год снова накопить 360 тысяч. При рассрочке депозит неприкосновенен, а человек также выплачивает 30 тысяч тенге весь год, но через год на депозите будет уже 396 тысяч тенге, ведь там начисляются проценты. Зачем иметь значительные суммы на текущем счёте, а тем более снимать депозиты, если можно покупать в рассрочку без переплаты? Сегодня ставки по срочным депозитам на год и более достигают 13%, переплата от покупки даже в кредит подчас бывает меньше – значительная доходность скрыта в скидке. Если у вас 1 млн на срочном депозите, то сняв 300 тысяч раньше срока, вы потеряете доходы со всего миллиона. Значит, выгоднее даже переплатить за холодильник сейчас, но сохранить депозит.

Рассрочка платежа во все времена была выгодным вариантом для бедных и богатых, но богатым она даже выгоднее, потому что их деньги (сбережения, инвестиции, депозиты) работают, у них есть доходность, а значит, их желательно меньше трогать. Так почему раньше потребительский кредит был признаком бедности, а сейчас он даже становится признаком состоятельности?

До недавнего времени получение кредита или рассрочки требовало усилий, времени и денег: нужно было идти в банк, оформлять кредит и возвращать деньги с процентами. Соответственно, тратить эти усилия, время и деньги были готовы только сильно нуждающиеся заёмщики. Банки не были магазинами, никаких особенных скидок или бонусов не имели – весь доход нагружался на заёмщика. Соответственно, за потребительскими кредитами шли во многом от безысходности.

Сегодня покупка в кредит не требует ни усилий, ни времени, ни денег – достаточно быть клиентом банка, иметь приложение в смартфоне и быть платёжеспособным. Доходы банка теперь формируются и продавцом (в виде скидки) и заёмщиком, что сильно снижает переплату заёмщика. Вся трудность в получении кредита сводится к выбору типа карты или кнопки в приложении "Купить в кредит" или "Оплатить полностью".

Для нуждающихся заёмщиков ничего не изменилось, несмотря на их готовность тратить время, силы и переплачивать за кредит, доступ был ограничен платёжеспособностью. Для богатых граждан всё принципиально поменялось: затраты по доступу к кредитам и их стоимость драматически упали.

Сегодня никто не считает использование дисконтной карты признаком недостатка денег или бедности. Наоборот, наличие скидки часто является признаком статуса и значимости её владельца. Хотя на определённом этапе использование скидок и дисконтов считалось признаком крохоборства и бедности. Доступ к кредиту также является признаком платёжеспособности и доверия к человеку. Однако мы пока воспринимаем потребительский кредит как признак экономического нездоровья. Сейчас ситуация меняется, и я показал почему.

Нужно признать, что Kaspi действительно стал "гейм-ченджером" – изменил правила игры, что признало даже Министерство финансов РК. Классический торговый бизнес – это продажа товара покупателям за деньги сегодня. Классический банкинг – продажа денег покупателям с отсрочкой платежа. Kaspi – это продажа товара с отсрочкой платежа. Он стал классическим покупателем для продавцов и классическим банком для покупателей.

Это трансформирует и рынок кредитования малого бизнеса. Для торговых организаций логично закупать товары в рассрочку без переплаты, оплачивая их по мере продаж. Поставщики услуг – парикмахеры, сапожники, небольшие строительные бригады – покупают инструменты в рассрочку, оплачивая их из оказанных услуг.

В этой связи можно по-другому посмотреть на высокие темпы роста (32% в 2019 году) потребительского кредитования, чему поможет и ряд фактов.

По данным Нацбанка, количество использованных платёжных карточек увеличилось на 60% – с 11 до 18 млн штук. При этом количество использованных карт локальных систем выросло в 420 раз: с 10 тысяч в 2018 году до 4,2 млн в 2019-м. Локальные системы – это "Алтын кард" (система Халык банка), Ситибанк Казахстан и Kaspi.kz. Объём безналичных транзакций в октябре 2019 года вырос в 2,7 раза, а также в 2019-м впервые объём платежей по карточкам превысил объём снятия наличных из банкоматов.

По данным Первого кредитного бюро за 2019 год в систему пришло 580 тысяч новых заёмщиков, причём средняя задолженность по кредитам у новых заёмщиков составила 303 тысячи тенге. В целом по системе средняя задолженность по потребительским кредитам на одного заёмщика без залога – 227 тысяч тенге, а по розничным кредитам – 307 тысяч тенге. Средний размер одного кредита составил 170 тысяч тенге и постоянен в течение трёх последних лет, равно как и количество кредитов на одного заёмщика.

Если бы потребительские кредиты росли из-за того, что "людям есть нечего", то для новых заёмщиков показатели бы падали: они просто не могут брать большие кредиты. Постоянство среднего чека и размера задолженности подтверждает предположение о том, что покупки в рассрочку и в кредит распространяются как нормальная практика или форма покупок для вполне обеспеченных людей.

В 2019 году количество ИП, которые кредитовались как МСБ, сократилось на 23 тысячи единиц, но зато количество ИП, взявших потребительский кредит, выросло на 39 тысяч. Это только очевидная часть бизнес-кредитов, которые определены как потребительские – скорее всего, доля значительно выше. Объём деловых платежей через систему Kaspi стал предметом внимания со стороны Министерства финансов РК, а значит, логично предположить, что если малый бизнес так активно пользуется услугами рознично-потребительского банка, то и значительная доля кредитов в нем не потребительская, а деловая.

В качестве резюме

Интернет-торговля, цифровизация финансовых услуг, появление срочных депозитов с повышенными ставками и штрафами за нарушение сроков родили новую реальность, в том числе и в сегменте потребительского кредитования. Оценивать происходящее в рамках старых стереотипов и представлений является ошибкой.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter