"Чилийская модель" пенсионной системы, внедрённая у нас и просуществовавшая доброе десятилетие, основана на концепции открытой экономики с развитым рынком ценных бумаг, свободным перетоком денежных средств и развитой конкуренцией. Этого у нас как не было так и нет. Наверное, и не будет.

В этой связи случившаяся пару лет назад национализация пенсионных фондов как раз таки была ожидаемой благоглупостью – повсеместное участие государства, его стремление казаться социальным на фоне временного и эфемерного ощущения собственного богатства и всемогущества.

На фоне этой концептуальной трансформации гусеницы в нефтебабочку сначала успели вскрыть многочисленные случаи злоупотреблений в работе частных пенсионных фондов. Эта кампания стала одним из аргументов в пользу национализации. А потом не наказали ни одного виновного в этих нарушениях (местная инвестдеревня очень маленькая, и всем всё известно прекрасно) и быстренько смешали оставшиеся активы и клиентов относительно приличных фондов с совсем неприличными в рамках единого ЕНПФ. Случайность? Не думаю. "Концы в воду" называют этот несложный метод в народе.

Основной проблемой относительного неуспеха частных пенсионных фондов стали не только вороватые сотрудники, но и сама структура экономики и экономические настроения эпохи высоких цен на нефть. Предложений финансовых инструментов не было, чему виной схема приватизации середины 90-х. Финансовая система носила ярко выраженный банкоцентричный характер, что практически сделало пенсионные фонды подразделениями по связанным сделкам в интересах банка либо его лучших клиентов, которые (о сюрприз!) и были самими банкирами.

Создание ЕНПФ стало колоссальной ошибкой. В рамках существовавшей системы ещё оставались резервы на ремонт и устранение недостатков. Теперь возврата к существовавшей системе нет. Пенсионные деньги под управлением государства, неважно как оно называется – Нацбанк, Финансовый центр или ещё как-нибудь, создают страшнейшую угрозу для клиентов. Государство время от времени выдвигает лозунги, кажущиеся ему бесспорными, такие, как поддержка сильного курса тенге любой ценой, вселенское строительство инфраструктуры или, например, индустриализация. Всякий раз прямо указывается, что деньги пенсионной системы в стороне от этого не останутся. То, что хорошо для поддержания курса или производства высокооктанового бензина, отнюдь не всегда хорошо с точки зрения сохранности пенсионных денег и обеспечения должной доходности по ним. Причём никто не застрахован от какой-нибудь новой государственной программы, название которой пока неизвестно, но которую вполне могут породить в будущем.

Насколько я понимаю, новый руководитель Нацбанка отнюдь не в восторге от ЕНПФ в том виде, как он есть. Озвучена идея о передаче его активов (или части активов) в управление частным компаниям. Каковы будут эти компании – местные или иностранные, каковы будут к ним требования и т.д., пока неизвестно. Мне думается, что мы знаем эти компании. Все они в той или иной мере будут связаны с крупными, а вернее политически сильными банками. Кто и как будет принимать такие решения, неизвестно, но совершенно точно, что это не будут клиенты пенсионных фондов.

В условиях коматозного состояния рынка ценных бумаг и высокого уровня неработающих кредитов в экономике не надо быть Нострадамусом, чтобы предсказать, где банки-управляющие будут держать эти деньги. В самих банках, поддерживая собственную ликвидность. В условиях роста инфляции (который неизбежен) лучше и проще бизнеса не будет. По "успешности" это будет сопоставимо с инвестициями в инфраструктуру.

Возможно, этот взгляд покажется слишком пессимистичным. Поживём – увидим. Мне кажется, что главное и самое важное требование, которое должны предъявлять клиенты в этой ситуации, это возможность самим выбирать, кому отдать свои пенсионные накопления для управления. Любой другой вариант будет за их счёт.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter